РМЖ Медицинское обозрение
ISSN 2587-6821 (Print), 2686-9918 (Online)

Влияние комбинации короткодействующих β2-агониста и M-холинолитика на эффективность коронарного кровотока по данным аппланационной тонометрии у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких

Импакт фактор - 0,378*

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ



РМЖ «Медицинское обозрение» №4 от 16.09.2020 стр. 199-206

DOI: 10.32364/2587-6821-2020-4-4-199-206

Рубрика: Болезни дыхательных путей Кардиология

Введение: бронхолитики являются основными препаратами, применяющимися у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких (ХОБЛ). При этом подходы к бронхолитической терапии у пациентов с обструктивными заболеваниями легких постоянно обсуждаются и пересматриваются, в т. ч. в связи с их потенциальным влиянием на сердечно-сосудистую систему.

Цель исследования: оценка влияния комбинации короткодействующих β2-агониста и М-холинолитика (ипратропия бромид 20 мкг/доза + фенотерол 50 мкг/доза, 2 дозы) на эффективность коронарного кровотока у пациентов с ХОБЛ.

Материал и методы: 30 пациентам с ХОБЛ была выполнена спирометрия с бронхолитическим тестом в интервале не менее 12 ч от предыдущего приема препарата. Показателем эффективности коронарного кровотока выступал центральный коэффициент субэндокардиальной жизнеспособности, определяемый методом аппланационной тонометрии, которая выполнялась до применения бронхолитика, через 15, 30 и 60 мин после применения препарата. На всех этапах исследования пациентам проводился контроль сатурации крови.

Результаты исследования: было выявлено увеличение центрального коэффициента субэндокардиальной жизнеспособности на 9,5 [3,3; 10,8]% на фоне приема комбинации ипратропия бромида и фенотерола у пациентов с исходно сниженной сатурацией крови за счет уменьшения частоты сердечных сокращений, увеличения длительности диастолы и улучшения сатурации крови. Скорость наступления эффекта зависела от обратимости бронхиальной обструкции. Влияние комбинации ипратропия бромида и фенотерола на уровни периферического и центрального артериального давления не наблюдалось.

Заключение: наличие у пациента с ХОБЛ исходно сниженной сатурации крови и обратимости обструкции позволяет прогнозировать положительный системный эффект комбинации препаратов ипратропия бромид и фенотерол. Данный эффект при применении препарата в терапевтических дозах и соблюдении кратности приема проявляется в виде улучшения бронхолегочной функции, роста сатурации крови и положительной динамики эффективности коронарного кровотока по данным аппланационной тонометрии.

Ключевые слова: хроническая обструктивная болезнь легких, аппланационная тонометрия, центральный субэндокардиальный коэффициент жизнеспособности, SEVR, бронхиальная обструкция, сатурация крови.




Для цитирования: Пунин Д.А. Влияние комбинации короткодействующих β2-агониста и M-холинолитика на эффективность коронарного кровотока по данным аппланационной тонометрии у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких. РМЖ. Медицинское обозрение. 2020;4(4):199-206. DOI: 10.32364/2587-6821-2020-4-4-199-206.

D.A. Punin

Smolensk State Medical University, Smolensk, Russian Federation

Background: bronchodilators are the major class of drugs prescribed for chronic obstructive pulmonary disease (COPD). Meanwhile, treatment strategies for obstructive lung disease using bronchodilators are continually discussed and reviewed, in particular, with regard to their potential effect on cardiovascular system.

Aim: to evaluate the effect of the combination of a short-acting β2-agonist plus an anticholinergic medication (fenoterol 50 μg/dose + ipratropium bromide 20 μg/dose, 2 doses) on the efficacy of coronary blood flow in COPD patients.

Patients and Methods: spirometry with bronchodilator testing (at least 12 hours after using the medication) was performed in 30 COPD patients. The efficacy of coronary blood flow was assessed by central subendocardial viability ratio (C_SEVR) measured by applanation tonometry which was performed before and 15, 30, and 60 min after using the bronchodilator. Oxygen saturation was measured at all stages of the study.

Results: the combination of fenoterol and ipratropium bromide resulted in the increase of C_SEVR by 9.5 [3.3; 10.8]% in patients with low oxygen saturation at baseline due to heart rate reduction, diastolic lengthening, and oxygen level improvement. The timing of the effect was determined by the reversibility of bronchial obstruction. No effects of the combination of fenoterol and ipratropium bromide on central and peripheral blood pressure were reported.

Conclusion: low oxygen saturation  at baseline and reversible bronchial obstruction in COPD patients allow for a favorable predicted systemic effect of the combination of fenoterol and ipratropium bromide. When using in therapeutic dosages and according to recommended dosage regimen, this combination improves bronchopulmonary function, oxygen saturation, and the efficacy of coronary blood flow measured by applanation tonometry.

Keywords: chronic obstructive pulmonary disease, applanation tonometry, central subendocardial viability ratio, SEVR, bronchial obstruction, oxygen saturation.

For citation: Punin D.A. Effect of the combination of a short-acting β2-agonist plus an anticholinergic drug on the efficacy of coronary blood flow measured by applanation tonometry in chronic obstructive pulmonary disease. Russian Medical Inquiry. 2020;4(4):199–206. DOI: 10.32364/2587-6821-2020-4-4-199-206.



Введение

Бронхолитики являются основными препаратами, применяющимися у пациентов с обструктивными заболеваниями легких. При этом подходы к бронхолитической терапии у этой категории пациентов постоянно обсуждаются и пересматриваются, в т. ч. в связи с их потенциальным влиянием на сердечно-сосудистую систему. До 2019 г., согласно рекомендациям Глобальной инициативы по терапии бронхиальной астмы (GINA, 2018, а также более ранние версии) [1], у пациентов с бронхиальной астмой (БА) применялись короткодействующие бронхолитики, преимущественно β2-агонисты, для купирования симптомов. В редакции GINA от 2019 г. [2] подход к терапии БА изменился — короткодействующие бронхолитики заменены на препарат средней продолжительности действия — формотерол в комбинации с ингаляционным глюкокортикостероидом будесонидом в качестве препарата «скорой помощи». В терапии хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ) также наблюдается тенденция к замене короткодействующих бронхолитиков препаратами длительного действия (GOLD, 2019) [3]. С учетом полиморбидности пациентов и широкой распространенности сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов с ХОБЛ [4–6] назначение бронхолитической терапии может оказать значительное влияние на течение сердечно-сосудистой патологии. Стоит отметить, что такое влияние неоднозначно и данные о влиянии как короткодействующих, так и длительно действующих бронхолитиков на сердечно-сосудистую систему подчас противоречивы. При проведении метаанализа было предположено положительное влияние салметерола на снижение риска возникновения ишемической болезни сердца. С другой стороны, в том же исследовании показано увеличение риска возникновения сердечной недостаточности при терапии пациентов с ХОБЛ как длительно действующими β2-агонистами, так и комбинацией β2-агонистов с M-холинолитиками [7]. В другом исследовании был выявлен в 1,5 повышенный риск сердечно-сосудистых событий при назначении комбинированных длительно действующих β2-агониста и M-холинолитика у пациентов с ХОБЛ, ранее не получавших бронхолитической терапии [8]. Рассматривается связь между степенью обратимости бронхиальной обструкции и кардиотоксическими эффектами при применении β2-агонистов [9]. Показано увеличение частоты сердечных сокращений (ЧСС) при ингаляции β2-агонистов и уменьшение ЧСС на фоне применения M-холинолитиков, при этом наблюдается положительное влияние обоих классов препаратов на снижение сердечной постнагрузки [10]. В то же время известен проаритмогенный эффект β2-агонистов, являющийся закономерным следствием тахикардии; описаны случаи кардиотоксических эффектов β2-агонистов, вплоть до развития кардиомиопатии при применении высоких доз [11, 12]. Таким образом, влияние бронхолитиков на течение сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов с ХОБЛ противоречиво.

Цель исследования: оценить влияние комбинации короткодействующих β2-агониста и M-холинолитика на эффективность коронарного кровотока у пациентов с ХОБЛ.

Материал и методы

Было обследовано 30 пациентов с установленным диагнозом ХОБЛ на базе пульмонологического отделения ОГБУЗ СОКБ и ОГБУЗ «Клиническая больница № 1» при обращении за медицинской помощью по поводу обострения заболевания.

Эффективность коронарного кровотока определялась методом аппланационной тонометрии (AtCor SphygmoCor CP, Австралия) до приема бронхолитика, а также через 15, 30 и 60 мин после приема комбинации ипратропия бромида 20 мкг/доза и фенотерола 50 мкг/доза, 2 дозы. Определение периферической пульсовой волны проводилось с расположением датчика на лучевой артерии. На основе параметров периферической пульсовой волны определялась центральная пульсовая волна (пульсовая волна аорты) в соответствии с алгоритмами, используемыми аппаратом SphygmoCor. Для контроля качества исследования использовался индекс оператора — параметр, рассчитываемый автоматически при сопоставлении форм полученных пульсовых волн. Индекс оператора принимался не менее 80%. На всех этапах исследования пациентам проводился контроль сатурации крови (SatO2) (пульсоксиметр «Армед YX302», Россия).

При проведении аппланационной тонометрии определялись следующие показатели: ЧСС, периферическое систолическое, диастолическое и пульсовое артериальное давление (САДп, ДАДп, ПАДп), центральное систолическое, диастолическое и пульсовое артериальное давление (САДц, ДАДц, ПАДц), конечное центральное систолическое давление (Central End Systolic Pressure — С_ESP), среднее центральное давление в систолу и диастолу (central mean pressure systole — C_MPS, central mean pressure diastole — C_MPD), длительность систолы и диастолы (ejection duration — ED, diastolic duration — DD), отношение длительности диастолы к длительности сердечного цикла, выраженное в процентах (DD%). Нагрузка на миокард характеризовалась центральным индексом времени напряжения миокарда (central tension time index — C_TTI) [13], в качестве показателя субэндокардиальной перфузии выступал индекс времени центрального диастолического давления (central diastolic pressure time index — C_DPTI). Отношение C_DPTI к C_TTI, называемое центральным коэффициентом субэндокардиальной жизнеспособности (central subendocardial viability ratio — C_SEVR), отражало эффективность коронарного кровотока [14, 15].

Для оценки степени бронхиальной обструкции всем пациентам была выполнена спирометрия (Jaeger MasterScreen Body, Германия) с бронхолитическим тестом. При проведении спирометрии определялся объем форсированного выдоха за первую секунду (ОФВ1), жизненная емкость легких (ЖЕЛ), индекс Генслера (ОФВ1/ФЖЕЛ). Кроме того, рассчитывался коэффициент бронходилатации (КБД) по формуле


КБД = (ОФВ1_пост - ОФВ1_исх.) / ОФВ1_исх.×100%,


где ОФВ1_пост и ОФВ1_исх. — значения ОФВ1, измеренные до и после применения бронхолитика.

Критерии включения пациентов в исследование: наличие подтвержденного диагноза ХОБЛ, уровень ОФВ1 <80%.

Критерии исключения пациентов из исследования: наличие нарушений ритма сердца, при которых невозможно качественное проведение аппланационной тонометрии (мерцательная аритмия, частые экстрасистолы), отсутствие кооперации пациента при проведении спирометрии.

Статистическая обработка проводилась с помощью пакетов программ MS Office Excel 2007 и Statistica 10. Данные представлены в виде Me [ИКР], где Me — медиана, ИКР — интерквартильный размах: 25-й процентиль — 75-й процентиль. Абсолютный прирост показателя определялся как разница между показателем, измеренным до и после применения препарата. Относительный прирост рассчитывался как умноженное на 100% отношение абсолютного прироста показателя к его исходному значению. Для сравнения показателей гемодинамики и сатурации крови в трех исследуемых группах был применен критерий Фридмана. Для апостериорных парных сравнений использован критерий Даннета. Сравнение показателей при наличии двух групп пациентов выполнялось с помощью критерия Манна — Уитни. Проверка статистических гипотез проводилась на уровне значимости p<0,05.

Результаты исследования

Характеристика исследуемой группы

Средний возраст пациентов составил 64 [59; 69] года, среди них было 27 мужчин и 3 женщины. Табачная нагрузка была равна 41 [36; 55] пачка/лет. Уровень сатурации крови до применения бронхолитика — 94 [93; 95]%. Выраженность одышки по модифицированному вопроснику Британского медицинского исследовательского совета для оценки тяжести одышки (The Modified Medical Recearch Council Dyspnea Scale — mMRC) составила 2,5 [2; 3] балла. У 20 (66,7%) пациентов по результатам обследования и/или по данным анамнеза была выявлена артериальная гипертония. Результаты спирометрии и аппланационной тонометрии представлены в таблицах 1 и 2 соответственно. Прирост ОФВ1 на фоне бронхолитика составил 0,23 [0,16; 0,36] л, КБД — 21 [14; 38]%.

Таблица 1. Результаты спирометрии до и после использо- вания бронхолитика у пациентов с ХОБЛ Table 1. Spirometry before and after bronchodilator in COPD patients

Таблица 2. Результаты аппланационной тонометрии и показатели пульсоксиметрии до и после использования бронхоли- тика у пациентов с ХОБЛ Table 2. Applanation tonometry and pulse oximetry before and after bronchodilator in COPD patients

После ингаляции комбинации ипратропия бромид + фенотерол наблюдалось незначительное снижение ПАДп на 15-й и на 30-й мин с нормализацией давления к 60-й мин. Была выявлена тенденция к снижению САДп и САДц, С_ESP; однако при проведении парных апостериорных сравнений при помощи критерия Даннета различия между исходными и постбронхолитическими значениями не были выявлены. Остальные показатели уровней периферического и центрального артериального давления не изменились. Уже на 15-й мин после приема препарата отмечалось снижение ЧСС, которое привело к абсолютному и относительному увеличению DD, снижению C_TTI и увеличению C_DPTI. Как результат, наблюдалось увеличение C_SEVR, свидетельствовавшее об улучшении эффективности коронарного кровотока. Максимальное увеличение показателя наблюдалось на 60-й мин, относительный прирост составил 9,5 [3,3; 10,8]%. Улучшение SatO2 отмечалось с 30-й мин после приема бронхолитика.

Роль обратимости обструкции во влиянии бронхолитика на сердечно-сосудистую систему

У 12 пациентов была выявлена необратимая бронхиальная обструкция, у 18 пациентов обструкция была обратимой. Пациенты с необратимой и обратимой обструкцией были сопоставимы по исходным значениям ОФВ1 (43 [29; 53] и 44 [30; 46]% соответственно, U=93, p=0,5451) и исходным значениям SatO2 (94,5 [94; 95] и 94 [93; 95] соответственно, U=95,5, p=0,6021). Прирост ОФВ1 у пациентов с необратимой обструкцией составил 0,14 [0,06; 0,17] л, у пациентов с обратимой обструкцией — 0,34 [0,24; 0,46] л; КБД составил 10,6 [5,6; 15,3] и 28,9 [19,8; 40,9]% соответственно. Результаты аппланационной тонометрии и пульсоксиметрии до и на фоне приема бронхолитика представлены в таблицах 3 и 4.

Таблица 3. Изменение показателей аппланационной тонометрии и сатурации крови у пациентов с необратимой обструк- цией на фоне применения бронхолитика Table 3. The changes in applanation tonometry and oxygen saturation in patients with irreversible bronchia

Таблица 4. Изменение показателей аппланационной тонометрии и сатурации крови у пациентов с обратимой обструкци- ей на фоне применения бронхолитика Table 4. The changes in applanation tonometry and oxygen saturation in patients with reversible bronchial ob

У пациентов с необратимой обструкцией наблюдалось улучшение эффективности коронарного кровотока за счет увеличения C_DPTI на 60-й мин после приема бронхолитика. Было выявлено максимальное снижение ЧСС, увеличение DD и DD%, улучшение SatO2 также на 60-й мин, однако такая динамика была статистически незначима. Вероятно, это связано с малой группой пациентов.

В группе пациентов с обратимой обструкцией также наблюдалось улучшение эффективности коронарного кровотока, при этом эффект выявлялся уже через 15 мин после применения бронхолитика. Увеличение C_SEVR происходило за счет снижения нагрузки на миокард, о чем свидетельствовало снижение C_TTI. Кроме того, наблюдалась тенденция к увеличению показателя коронарного кровотока C_DPTI на 60-й мин после применения бронхолитика (рассчитанный критерий Даннета = 2,71 при критическом значении 2,35). Снижение ЧСС и увеличение DD выявлялось через 15 мин после использования бронхолитика. Рост SatO2 определялся с 30-й мин.

Группы пациентов с обратимой и необратимой обструкцией статистически значимо не отличались исходными значениями C_SEVR (161 [141; 190] и 142 [138; 173]% соответственно, U=84, p=0,325). Как видно из таблиц 3 и 4, при наличии обратимой обструкции повышение эффективности кровоснабжения после приема бронхолитика начиналось быстрее, чем в группе с необратимой обструкцией. На 60-й мин выявлялось повышение C_SEVR в обеих группах, относительный прирост C_SEVR был сопоставим в группах пациентов с необратимой и обратимой обструкцией и составил 7 [2,7; 10,6]% и 10 [3,9; 11,1]% соответственно (U=93; p=0,545).

Роль нормализации сатурации во влиянии бронхолитика на сердечно-сосудистую систему

У 17 пациентов наблюдались признаки дыхательной недостаточности (SatO2 <95%) в покое до приема бронхолитика, у 13 пациентов были исходно нормальные значения сатурации. Группы пациентов с исходно низкими и с нормальными значениями SatO2 не отличались исходными значениями ОФВ1 (39 [26; 47] и 45 [38; 57]%, U=82,5, p=0,2454). У пациентов с исходно нормальными значениями SatO2 были выявлены более высокие значения постбронхолитического ОФВ1, составившие 57 [49; 68]%, в то время как у пациентов со сниженной сатурацией крови значение ОФВ1 оказалось равным 46 [38; 55]%. Однако статистическая значимость таких различий была на уровне тенденции (U=65, p=0,059).

У пациентов с исходно сниженными значениями SatO2 наблюдалось уменьшение нагрузки на миокард с 15-й мин после приема бронхолитика, рост коронарного кровотока — на 60-й мин, в итоге увеличение эффективности коронарного кровотока наблюдалось с 15-й мин на фоне снижения ЧСС. Рост SatO2 выявлялся с 30-й мин. В то же время у пациентов с исходно нормальным уровнем SatO2 не выявлялось изменение ЧСС, DD, DD% и сатурации на фоне приема бронхолитика. При этом наблюдалась тенденция к снижению C_TTI и увеличению C_DPTI, однако это не привело к значимому росту эффективности коронарного кровотока (табл. 5, 6).

Таблица 5. Изменение показателей аппланационной тонометрии и сатурации крови у пациентов с исходно низкими зна- чениями сатурации крови на фоне применения бронхолитика Table 5. The changes in applanation tonometry and oxygen saturation in patients with lo

Таблица 6. Изменение показателей аппланационной тонометрии и сатурации крови у пациентов с исходно нормальными значениями сатурации крови на фоне применения бронхолитика Table 6. The changes in applanation tonometry and oxygen saturation in patients with

Обсуждение

В исследовании показано наличие системного эффекта комбинации фенотерола и ипратропия бромида у больных ХОБЛ, что проявилось влиянием препарата на функциональные показатели легких, оксигенацию крови и параметры гемодинамики.

Прирост вентиляционных показателей в виде ОФВ1 логичен и прогнозируем, является следствием прямого бронхолитического эффекта препарата, послужившего основанием для его применения у пациентов с бронхообструкцией и включения в клинические рекомендации по лечению больных ХОБЛ. Влияние препарата на сердечно-сосудистую систему при использовании его в терапевтической дозе с интервалом более 8 ч от предыдущего применения в целом также следует рассматривать как позитивное, поскольку на протяжении периода наблюдения отмечается повышение эффективности коронарного кровотока за счет снижения нагрузки на миокард и улучшения субэндокардиальной перфузии. Вероятно, имеет место опосредованный механизм влияния комбинации фенотерола и ипратропия бромида на сердечно-сосудистую систему у больных ХОБЛ за счет прироста дополнительных объемов вентилируемого пространства и улучшения оксигенации, что подтверждается ростом SatO2 и ранее было показано в научных исследованиях [16]. Противоречивость влияния комбинации коротких дилятаторов на сердечно-сосудистую систему, вероятно, можно объяснить частотой применения препарата. Известно, что при частом и длительном приеме, при передозировке препарата не наблюдается дополнительный прирост вентиляционных параметров, снижается активность β-рецепторов [17–19], и влияние препарата на сердечно-сосудистую систему начинает преобладать по отношению к влиянию на бронхолегочную систему. В настоящем исследовании использовались терапевтические дозы, что показало их оправданное применение с точки зрения влияния как на легкие, так и на сердце, что обеспечивало повышение эффективности коронарного кровотока.

При этом в зависимости от исходного состояния вентиляционной функции и наличия исходно сниженной SatO2 следует отметить особенности ответа в разных группах. В настоящем исследовании было выявлено положительное влияние препарата на эффективность коронарного кровотока при наличии как необратимой, так и обратимой обструкции. Обращает на себя внимание наличие положительного эффекта от применения комбинации ипратропия бромида и фенотерола на C_SEVR у пациентов с исходно сниженной SatO2 и отсутствие влияния комбинации этих препаратов на эффективность коронарного кровотока при отсутствии дыхательной недостаточности. Выявленные факты позволяют прогнозировать большую эффективность препарата и его дополнительную пользу по влиянию на миокард при наличии обратимости обструкции и сниженных значениях SatO2.

Выводы

Имеет место системный эффект комбинации препаратов ипратропия бромид и фенотерол в виде улучшения бронхолегочной функции, повышения SatO2 и положительного влияния на показатели эффективности коронарного кровотока у пациентов с ХОБЛ при применении препаратов в терапевтических дозах и соблюдении кратности приема.

Позитивное влияние комбинации препаратов ипратропия бромид и фенотерол на эффективность коронарного кровотока наблюдается в группе пациентов с исходно сниженной SatO2, а скорость наступления эффекта напрямую зависит от наличия обратимого компонента бронхиальной обструкции. Таким образом, наличие у пациента с ХОБЛ исходно сниженной SatO2 и обратимости обструкции позволяет прогнозировать положительный системный эффект комбинации препаратов ипратропия бромид и фенотерол.


Сведения об авторе:

Пунин Денис Александрович — аспирант кафедры терапии, ультразвуковой и функциональной диагностики факультета дополнительного профессионального образования, ФГБОУ ВО СГМУ Минздрава России, 214019, Россия, г. Смоленск, ул. Крупской, д. 28, ORCID iD 0000-0003-3424-4540.

Контактная информация: Пунин Денис Александрович, e-mail: pun.92.work@gmail.com. Прозрачность финансовой деятельности: автор не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах. Конфликт интересов отсутствует. Статья поступила 17.05.2020, поступила после рецензирования 28.05.2020, принята в печать 15.06.2020.

About the author:

Denis A. Punin — postgraduate student of the Department of Therapy, Ultrasound, and Functional Diagnostics of the Faculty of Additional Professional Education, Smolensk State Medical University, 28, Krupskaya str., Smolensk, 214019, Russian Federation; ORCID iD 0000-0003-3424-4540.

Contact information: Denis A. Punin, e-mail: pun.92.work@gmail.com. Financial Disclosure: author has no a financial or property interest in any material or method mentioned. There is no conflict of interests. Received 17.05.2020, revised 28.05.2020, accepted 15.06.2020.



Литература
1. Global Strategy for Asthma Management and Prevention (2018 update). (Electronic resource). URL: https://ginasthma.org/wp-content/uploads/2019/01/2018-GINA.pdf. Access date: 10.05.2020.
2. Global Strategy for Asthma Management and Prevention (2019 update). (Electronic resource). URL: https://ginasthma.org/wp-content/uploads/2019/06/GINA-2019-main-report-June-2019-wms.pdf. Access date: 10.05.2020.
3. Global Initiative for Chronic Obstructive Lung Disease (2019 report). (Electronic resource). URL: https://goldcopd.org/wp-content/uploads/2018/11/GOLD-2019-v1.7-FINAL-14Nov2018-WMS.pdf. Access date: 10.05.2020.
4. Putcha N., Drummond M.B., Wise R.A., Hansel N.N. Comorbidities and Chronic Obstructive Pulmonary Disease: Prevalence, Influence on Outcomes, and Management. Semin Respir Crit Care Med. 2015;36(4):575–591. DOI: 10.1055/s-0035-1556063.
5. Sawalha S., Hedman L., Backman H. et al. The impact of comorbidities on mortality among men and women with COPD: report from the OLIN COPD study. Ther Adv Respir Dis. 2019;13:1753466619860058. DOI: 10.1177/1753466619860058.
6. Smith M.C., Wrobel J.P. Epidemiology and clinical impact of major comorbidities in patients with COPD. Int J Chron Obstruct Pulmon Dis. 2014;9:871–888. DOI: 10.2147/COPD.S49621.
7. Wu J., Ye Y., Li C. et al. Correlation of inhaled long-acting bronchodilators with adverse cardiovascular outcomes in patients with stable COPD: A Bayesian network meta-analysis of randomized controlled trials. J Cardiovasc Pharmacol. 2019;74(3):255–265. DOI: 10.1097/FJC.0000000000000705.
8. Wang M.T., Liou J.T., Lin C.W. et al. Association of Cardiovascular Risk With Inhaled Long-Acting Bronchodilators in Patients With Chronic Obstructive Pulmonary Disease: A Nested Case-Control Study. JAMA Intern Med. 2018;178(2):229–238. DOI: 10.1001/jamainternmed.2017.7720.
9. Tranfa C., Pelaia G., Grembiale R. et al. Short-term cardiovascular effects of salmeterol. Chest. 1998;113:1272–1276. DOI: 10.1378/chest.113.5.1272.
10. Saito S., Miyamoto K., Nishimura M. et al. Effects of inhaled bronchodilators on pulmonary hemodynamics at rest and during exercise in patients with COPD. Chest. 1999;115(2):376–382. DOI: 10.1378/chest.115.2.376.
11. Agusta F., Battaglia S., Benfante A. et al. Challenges in the pharmacological treatment of geriatric asthma. Expert Rev Clin Pharmacol. 2016;9(7):917–926. DOI: 10.1586/17512433.2016.1167596.
12. Saito N., Suzuki M., Ishii S. et al. Asthmatic attack complicated with takotsubo cardiomyopathy after frequent inhalation of inhaled corticosteroids/long-acting beta2-adrenoceptor agonists. Intern Med. 2016;55(12):1615–1620. DOI: 10.2169/internalmedicine.55.6020.
13. Sarnoff S., Braunwald E., Welch G. et al. Hemodynamic Determinants of Oxygen Consumption of the Heart With Special Reference to the Tension-Time Index. American Journal of Physiology-Legacy Content. 1957;192(1):148–156. DOI: 10.1152/ajplegacy.1957.192.1.148.
14. Buckberg G., Fixler D., Archie J., Hoffman J. Experimental Subendocardial Ischemia in Dogs with Normal Coronary Arteries. Circulation Research. 1972;30(1):67–81. DOI: 10.1161/01.res.30.1.67.
15. Tsiachris D., Tsioufis C., Syrseloudis D. et al. Subendocardial viability ratio as an index of impaired coronary flow reserve in hypertensives without significant coronary artery stenoses. J Hum Hypertens. 2012;26(1):64–70. DOI: 10.1038/jhh.2010.127.
16. Авдеев С.Н., Баймаканова Г.Е., Зубаирова П.А., Карчевская Н.А. Сравнение небулизированных бронхолитиков при обострении хронической обструктивной болезни легких. Пульмонология. 2012;(1):40–46. [Avdeev S.N., Baymkanova G.E., Zubairova P.A., Karchevskaya N.A. Comparison of nebulised bronchodilators in acute exacerbation of chronic obstructive pulmonary disease. Russian Pulmonology. 2012;(1):40–46 (in Russ.)]. DOI: 10.18093/0869-0189-2012-0-1-40-46.
17. AAAI Committee on Drugs. Position Statement. Inhaled b2-adrenergic agonists in asthma. J. Allergy Clin. Immunol. 1993;91:1234–1237. DOI: 10.1016/0091-6749 (93) 90330-I.
18. Лазарева Н.Б., Карлов А.И., Абросимов А.Г., Архипов В.В. Фармакодинамика и нежелательные эффекты ингаляционных b-2 агонистов. Лечебное дело. 2008;(1):61–68. [Lazareva N.B., Karlov A.I., Abrosimov A.G., Arkhipov V.V. Pharmaco-dynamics and adverse effects of inhaled b-2 agonists. Lechebnoe delo. 2008;(1):61–68 (in Russ.)].
19. Бронхиальная астма. Под ред. А.Г. Чучалина М.: Агар; 1997. [Bronchial Asthma. Ed. Chuchalin A.G. M.: Agar; 1997 (in Russ.)].

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.


Предыдущая статья
Следующая статья