Влияние терапии аллопуринолом на функцию почек у пациентов с подагрой (результаты ретроспективного когортного исследования)

Импакт-фактор - 0,846*

*импакт фактор РИНЦ за 2022 г. 


РМЖ. Медицинское обозрение. №2 от 25.04.2024 стр. 60-65

DOI: 10.32364/2587-6821-2024-8-2-2

Рубрика: Ревматология

Введение: коррекция гиперурикемии у пациентов с подагрой рассматривается как потенциально нефропротективный фактор, однако данных о влиянии терапии аллопуринолом на функцию почек при соблюдении таргетного принципа лечения заболевания недостаточно.

Цель исследования: оценить влияние терапии аллопуринолом на функцию почек при достижении целевого уровня мочевой кислоты (МК) в сыворотке крови у пациентов с подагрой.

Материал и методы: в рамках одноцентрового когортного ретроспективного исследования проведен сравнительный анализ динамики показателей скорости клубочковой фильтрации (СКФ) у пациентов с подагрой, принимавших аллопуринол в течение как минимум 12 мес. и имевших сывороточный уровень МК <360 мкмоль/л (n=274, основная группа), и пациентов с подагрой, не принимавших уратснижающие препараты (n=179) (группа сравнения).

Результаты исследования: средняя длительность наблюдения составила 1,9 года и была сопоставима для пациентов основной группы и группы сравнения. В основной группе сывороточный уровень МК снизился с 521±31,1 до 331±21,3 мкмоль/л (p<0,001), в группе сравнения увеличился с 517±55,2 до 558±33,3 мкмоль/л (p<0,001). Средняя суточная доза аллопуринола в основной группе составила 302,2±24,2 мг. Средние значения СКФ в основной группе при динамической оценке составили 80,0±28,5 мл/мин/1,73 м2 исходно и 80,8±21,5 мл/мин/1,73 м2 к концу наблюдения, в группе сравнения — 78,2±21,5 и 76,3±27,5 мл/мин/1,73 м2 соответственно. Различия ΔСКФ между группами основной и сравнения — 0,8±0,002 и -1,7±0,002 мл/мин/1,73 м2 и Δкреатинина — -0,9±0,003 и 1,9±0,001 мкмоль/л были статистически значимыми (р=0,003 и р=0,001 соответственно).

Заключение: прием аллопуринола в дозе, достаточной для достижения сывороточного уровня МК ниже целевого (<360 мкмоль/л), способствует сохранению почечной функции у пациентов с подагрой.

Ключевые слова: подагра, аллопуринол, уратснижающая терапия, мочевая кислота, функция почек.


Для цитирования: Елисеев М.С., Желябина О.В. Влияние терапии аллопуринолом на функцию почек у пациентов с подагрой (результаты ретроспективного когортного исследования). РМЖ. Медицинское обозрение. 2024;8(2):60-65. DOI: 10.32364/2587-6821-2024-8-2-2.

M.S. Eliseev, O.V. Zhelyabina

V.A. Nasonova Research Institute of Rheumatology, Moscow, Russian Federation

Background: the treatment of hyperuricemia in gout is considered a potential nephroprotective factor. However, data on the effect of allopurinol on renal function in targeted therapy are scarce.

Aim: to assess the effect of allopurinol on renal function after achieving the target serum uric acid (UA) level in patients with gout.

Patients and Methods: this single-center retrospective cohort study compared changes over time in glomerular filtration rate (GFR) in patients with gout who received allopurinol for at least 12 months with serum UA level <360 μmol/L (n=274, study group) and patients with gout who did not receive urate-lowering medications (n=179, comparison group).

Results: the mean follow-up period was 1.9 years, which was similar in both groups. The serum UA level decreased significantly from 521±31.1 to 331±21.3 μmol/L (p<0.001) in the study group, while it increased from 517±55.2 to 558±33.3 μmol/L (p<0.001) in the comparison group. The mean daily dose of allopurinol in the study group was 302.2±24.2 mg. The mean GFR was 80.0±28.5 ml/min/1.73 m2 at baseline and 80.8±21.5 ml/min/1.73 m2 at the end of follow-up in the study group, and 78.2±21.5 ml/min/1.73 m2 at baseline and 76.3±27.5 ml/min/1.73 m2 at the end of follow-up in the comparison group. The study group showed significant differences in ΔGFR (0.8±0.002 ml/min/1.73 m2) and Δcreatinine (-0.9±0.003 μmol/L) compared to the comparison group (ΔGFR: -1.7±0.002 ml/min/1.73 m2, p=0.003; Δcreatinine: 1.9±0.001 μmol/L, p=0.001).

Conclusion: the results suggest that allopurinol, when administered at a dose sufficient to achieve serum UA levels below the target value (<360 μmol/L), can preserve renal function in patients with gout.

Keywords: gout, allopurinol, urate-lowering therapy, uric acid, renal function.

For citation: Eliseev M.S., Zhelyabina O.V. Effect of allopurinol on renal function in patients with gout (retrospective cohort study results). Russian Medical Inquiry. 2024;8(2):–65 (in Russ.). DOI: 10.32364/2587-6821-2024-8-2-2.

Введение

Подагра является наиболее распространенным воспалительным артритом [1]. В большинстве случаев при поддержании сывороточного уровня мочевой кислоты (МК) ниже целевого уровня (<360 мкмоль/л) подагра полностью контролируется, что достигается путем постоянного приема уратснижающих препаратов. Однако подбор терапии часто осложняется наличием сопутствующих заболеваний, что ассоциируется с большей тяжестью клинических проявлений подагры [2]. В то же время предполагается, что свое-временное назначение адекватных доз уратснижающих препаратов может, помимо лечения собственно подагры, способствовать снижению риска развития коморбидных ей заболеваний и обменных нарушений, среди которых сердечно-сосудистые заболевания, артериальная гипертензия, нарушения углеводного обмена и хроническая болезнь почек (ХБП) [3]. Последняя встречается при подагре много чаще, чем в популяции [4, 5], и хотя распространенность подагры увеличивается по мере снижения функции почек (подагра наблюдается у 24% взрослых с расчетной скоростью клубочковой фильтрации (рСКФ) <60 мл/мин/1,73 м2 по сравнению с 2,9% взрослых с рСКФ ≥90 мл/мин/1,73 м2, а в целом распространенность подагры среди лиц с нарушением функции почек в 5 раз выше, чем у лиц с нормальной функцией почек — 7,3 [6,0; 8,8]% против 1,4 [0,9; 2,1]%) [6]), причиной этой ассоциации может быть именно гиперурикемия (ГУ) как непременный атрибут подагры, а также микрокристаллическое воспаление, связанное с отложением кристаллов уратов в почечных канальцах и мозговом веществе почек и крупных сосудах [7]. В этой связи назначение уратснижающей терапии (УСТ) пациентам с подагрой и сниженной функцией почек должно в идеале преследовать как минимум две цели: достижение ремиссии подагры и замедление прогрессии ХБП. Результаты некоторых, однако далеко не всех исследований позволяют предположить, что эти обе цели могут быть достигнуты именно в случае поддержания оговоренного выше целевого уровня МК в сыворотке крови, так как при этом должно происходить растворение имеющихся кристаллов уратов, а реализация провоспалительных и прооксидантных эффектов растворенной МК становится невозможной [7]. Насколько это реализуемо в реальной практике — требуется подтвердить в дальнейшем.

Цель исследования: оценить влияние терапии аллопуринолом на функцию почек при достижении целевого уровня МК в сыворотке крови у пациентов с подагрой.

Материал и методы

В одноцентровое когортное ретроспективное исследование включены пациенты с подагрой, которым впервые был назначен аллопуринол и рекомендовано титрование дозы препарата до достижения целевого уровня МК в сыворотке крови.

Критерии включения: возраст старше 18 лет и диагноз подагры, соответствующий критериям S. Wallace et al. (1997), уровень МК >360 мколь/л, отсутствие анамнестических данных о приеме уратснижающих препаратов.

Критерии исключения: наличие cахарного диабета, беременности, иных ревматических воспалительных заболеваний, опухолевых заболеваний, СКФ <30 мл/мин/1,73 м2.

Протокол исследования одобрен локальным этическим комитетом.

Из 543 пациентов, соответствовавших критериям включения, была сформирована выборка из 453 пациентов, наблюдавшихся в динамике не менее 12 мес. В нее вошли пациенты, принимавшие аллопуринол (Милурит®, «Эгис», Венгрия) в течение этого срока с достигнутым в процессе лечения целевым уровнем МК в сыворотке крови (<360 мкмоль/л) (основная группа, n=274), и пациенты, не принимавшие аллопуринол или любой другой уратснижающий препарат (также на протяжении не менее чем 12 мес. с момента рекомендации приема аллопуринола) (группа сравнения, n=178). Оставшиеся 90 пациентов, принимавших аллопуринол в дозах, недостаточных для достижения целевого уровня МК, или другие уратснижающие препараты (причины отказа от приема (в группе сравнения) или эскалации дозы аллопуринола, замены аллопуринола на другие уратснижающие препараты в данной работе не анализировались), отказавшиеся от динамического наблюдения либо недоступные для контакта, в выборку включены не были [8].

В динамике оценивали антропометрические параметры: рост, массу тела, индекс массы тела (ИМТ), сывороточные уровни МК и креатинина, рассчитывали СКФ с помощью уравнения CKD-EPI [9]. ХБП стадии С1–С3 выявлена у 198 (43,7%) пациентов из обеих групп, у 61 (22,3%) пациента основной группы — ХБП стадии С3.

Статистический анализ проводили с использованием программы StatTech v. 4.1.2 (разработчик — ООО «Статтех», Россия). Количественные показатели оценивали на предмет соответствия нормальному распределению с помощью критерия Колмогорова — Смирнова. Категориальные данные описывали с указанием абсолютных значений и процентных долей. Сравнение двух групп по количественному показателю, имеющему нормальное распределение, при условии равенства дисперсий выполнялось с помощью t-критерия Стьюдента. Сравнение двух групп по количественному показателю, распределение которого отличалось от нормального, выполняли с помощью U-критерия Манна — Уитни. Сравнение процентных долей при анализе четырехпольных таблиц сопряженности выполнялось с помощью критерия χ2 Пирсона (при значениях ожидаемого явления более 10). Различия считали статистически значимыми при p<0,05.

Результаты исследования

Исходная клиническая характеристика пациентов с подагрой, включенных в исследование (n=453), представлена в таблице 1.

60-1.png

Продолжительность наблюдения в основной группе составила 1,81 [1,38; 2,03] года, в группе сравнения — 1,98 [1,70; 2,34] года (p=0,08). Как видно из представленных в таблице 2 данных, пациенты обеих групп характеризовались отсутствием внутригрупповых статистически значимых различий показателей ИМТ, рСКФ, уровня креатинина в динамике наблюдения.

60-2.png

В основной группе сывороточный уровень МК снизился относительно исходных значений в среднем до 331,0±21,3 мкмоль/л, при этом средняя доза аллопуринола, принимаемая пациентами, составила 302,2±24,2 мг/сут. У пациентов, не принимавших уратснижающие препараты, напротив, сывороточный уровень МК увеличился до 558,0±33,3 мкмоль/л относительно исходных 517,0±55,0 мкмоль/л, что также было статистически значимо (p=0,001).

При сравнении Δкреатинина и ΔрСКФ между группами выявлены статистически значимые различия (табл. 3). Ни у одного из пациентов основной группы не было зафиксировано прогрессирования ХБП, среди пациентов группы сравнения таких было трое: в двух случаях зафиксировано снижение рСКФ <60 мл/мин/1,73 м2, в одном — <30 мл/мин/1,73 м2.

60-3.png

Обсуждение

Проблема поражения почек при подагре обоснованно считается наиважнейшей на протяжении по крайней мере последнего столетия [10], вероятность развития ХБП и уратного нефролитиаза при наличии данной патологии остается много выше популяционной и на сегодняшний день [5]. Среди возможных путей решения этой проблемы рассматривается длительное назначение уратснижающих препаратов, прежде всего ингибиторов ксантиноксидазы. Однако оценка их реального влияния на прогрессирование ХБП при подагре затруднена: проведение рандомизированных контролируемых исследований в этой группе больных невозможно, так как УСТ должна назначаться практически всем пациентам сразу после постановки диагноза [11].

Препаратом первой линии терапии подагры является ингибитор ксантиноксидазы аллопуринол, назначение адекватных доз которого в том числе пациентам с умеренным снижением почечной функции позволяет достичь целевого уровня МК сыворотки крови в 77–86% случаев и не приводит к увеличению частоты нежелательных эффектов [12, 13]. Так, в одном из первых интервенционных исследований, опубликованном еще в 1982 г., сравнили изменение СКФ у пациентов с подагрой, принимавших колхицин 0,5 мг 2 р/сут совместно с аллопуринолом в стандартной дозе 200 мг/сут (n=26), с изменением СКФ у получавших колхицин в виде монотерапии. Спустя 2 года от начала приема препаратов в группе аллопуринола СКФ возросла с 87±24 до 89±24 мл/мин/1,73 м2, что подтверждает полученные нами данные, а при изолированном приеме колхицина СКФ, напротив, снизилась с 98±17 до 91±16 мл/мин/1,73 м2 (p<0,02). Интересно, что хотя суточная доза аллопуринола была незначительной, стандартной и назначалась вне зависимости от исходного уровня МК, средний сывороточный уровень МК через 2 года терапии составил всего 0,28±0,07 ммоль/л, можно предположить, что едва ли не у всех принимавших препарат он должен был быть <360 мкмоль/л, а возможно, и <300 мкмоль/л [14].

Хотя именно стойкое снижение уровня МК в крови — основная цель и основной критерий эффективности терапии подагры, неясно, как достижение этой цели при приеме аллопуринола сопряжено с влиянием на почечную функцию. Достоинством дизайна нашего исследования является, таким образом, возможность сравнить, насколько динамика показателей функции почек будет разниться между пациентами, реально принимающими препарат в дозе, необходимой для поддержания целевого уровня МК в крови, и пациентами с «естественным» течением болезни (не принимающими уратснижающие средства).

Данная стратегия — постепенная эскалация дозы аллопуринола вплоть до достижения целевых показателей МК в крови — была оправдана и в нашем случае. Так, если игнорировать пациентов, которые не принимали назначенный им аллопуринол (n=179), то из оставшихся 364 у 274 (75,3%) сывороточный уровень МК был <360 мкмоль/л спустя не менее чем 12 мес. от начала терапии. При этом средняя доза аллопуринола, необходимая для достижения указанного уровня, была не столь высока, составив всего 302,2±24,2 мг/сут. В нашем случае суточная доза могла быть относительно небольшой по причине включения в исследование пациентов с исходно сниженной функцией почек (22,3% пациентов основной группы имели ХБП стадии С3), при которой эффективность низких доз аллопуринола выше, чем при сохранной функции [15]. Более того, вероятность достижения целевого уровня МК при назначении аллопуринола сопоставима у пациентов с разными стадиями ХБП. Так, титрование дозы аллопуринола у пациентов с подагрой, как и в нашей работе, при оценке через 2 года от начала терапии демонстрировало снижение уровня МК <360 мкмоль/л у пациентов со значением СКФ <30 мл/мин в 64,3% случаев, от ≥30 до <60 мл/мин — в 76,4%, ≥60 мл/мин — в 75,0% (р=0,65) [12]. При этом средние дозы аллопуринола составили соответственно 250±43, 365±22 и 460±19 мг/сут (р<0,001), при сопоставимой частоте нежелательных явлений. Наконец, результаты мультифакторного анализа показали, что ХБП не входит в число факторов, связанных с более низкими шансами достижения целевого уровня МК [16].

Результаты нашего исследования показали, что и сывороточный уровень креатинина, и значения СКФ у пациентов с подагрой, принимавших аллопуринол в дозе, достаточной для поддержания сывороточного уровня МК <360 мкмоль/л, оставались стабильными даже спустя почти 2 года от начала приема препарата, тогда как в группе сравнения сопоставимый по длительности срок наблюдения был связан со снижением СКФ, а динамика показателей демонстрировала статистически значимые различия между группами. В работе A.B. Vargas-Santos et al. [17], во многом схожей по дизайну с нашей, была проанализирована выборка из 4760 пациентов с впервые выявленным диагнозом подагры и принимавших аллопуринол в дозе ≥300 мг/сут (к слову, почти все (94,5%) пациенты принимали препарат именно в дозе 300 мг/сут, что соответствовало средней дозе аллопуринола в нашем исследовании) и точно такое же число пациентов, которым аллопуринол назначен не был, спустя почти 5 лет от момента постановки диагноза. Исходные значения СКФ (77,0 мл/мин/1,73 м2) были сопоставимы с таковыми в нашей работе. Отношение рисков прогрессии ХБП до стадии С3 при приеме аллопуринола составило 0,87 (95% доверительный интервал 0,77–0,97), тогда как прием меньших доз аллопуринола на прогрессирование ХБП никак не влиял. В нашей работе ни у одного из пациентов, принимавших аллопуринол, подобной прогрессии ХБП до стадии С3 или С4 не было, у не получавших УСТ вероятность этого была, хоть и оказалась относительно невелика (1,67%), что можно объяснить недостаточной длительностью наблюдения, различия были статистически значимыми (р<0,05). Как и в нашем случае, авторы констатируют отсутствие неблагоприятного влияния на функцию почек, однако к ограничениям цитируемой работы следует отнести отсутствие каких-либо данных о сывороточном уровне МК. M. Novella-Navarro et al.  [18] проанализировали влияние на почечную функцию 12-месячной терапии ингибиторами ксантиноксидазы (аллопуринол и фебуксостат) у 50 пациентов с диагнозом подагры и ХБП стадии С3, используя принцип таргетного применения препаратов (достижения сывороточного уровня МК <5–6 мг/дл в течение 6 мес. после назначения соответствующей терапии). Дозы препаратов не лимитировались, что позволило достичь указанной цели в 82% случаев. На каждый 1 мг/дл снижения МК наблюдалось улучшение рСКФ на 1,5 мл/мин/1,73 м2 (p<0,001). На результат не влияли прием колхицина, возраст, пол и курение, а также принимаемый препарат (аллопуринол или фебуксостат). Отсутствие различий между препаратами в отношении динамики СКФ авторы объясняют именно таргетным подходом, определяющим возможность назначения более высоких, чем принято, доз аллопуринола, путем их прогрессивной эскалации вплоть до достижения целевых значений МК. Помимо малой выборки, к недостаткам работы следует отнести отсутствие группы сравнения.

Далеко не все исследования демонстрируют без-апелляционный ренопротективный эффект ингибиторов ксантиноксидазы, однако, как правило, это исследования при ГУ, не ставящие целью снижение МК до определенных значений, дозы препаратов лимитированы, из исследований традиционно исключались участники с прогрессирующей ХБП или, если они были включены, не сообщалось о результатах в группах, стратифицированных по функции почек [7, 19]. Таким образом, накопление новых данных — единственно верный путь расширения наших знаний о проблеме.

Заключение

Данное исследование затрагивает важный аспект лечения подагры, фокусируясь на УСТ и ее влиянии на функцию почек, что является критически важным для пациентов с этим заболеванием. Работа оценивает не только прямое влияние аллопуринола на уровень МК при должном титровании дозы, но и его потенциальное благотворное воздействие на сохранение функции почек, что позволяет рассматривать терапию в более широком контексте управления подагрой. Полученные результаты показали, что прием аллопуринола в дозе, достаточной для достижения сывороточного уровня МК <360 мкмоль/л, способствует сохранению почечной функции у пациентов с подагрой, подчеркивая важность достижения целевых уровней МК, в том числе для профилактики почечных осложнений. Как у любого ретроспективного исследования, ограничения исследования связаны с возможностью смещения данных и ограниченной возможностью установления причинно-следственных связей. Без рандомизированного контроля трудно полностью исключить влияние неучтенных переменных, которые могли повлиять на результаты, таких как различия в образе жизни пациентов, сопутствующее лечение и т. д. Несмотря на достаточно большое количество участников, результаты не могут полностью отражать воздействие аллопуринола на все категории пациентов с подагрой из-за специфики выборки и критериев включения. Тем не менее работа может служить основой для будущих исследований в этой области.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ:

Елисеев Максим Сергеевич — к.м.н., заведующий лабораторией микрокристаллических артритов ФГБНУ НИИР им. В.А. Насоновой; 115522, Россия, г. Москва, Каширское  ш., д. 34А; ORCID iD 0000-0003-1191-5831.

Желябина Ольга Владимировна — младший научный сотрудник лаборатории микрокристаллических артритов ФГБНУ НИИР им. В.А. Насоновой; 115522, Россия, г. Москва, Каширское ш., д. 34А; ORCID iD 0000-0002-5394-7869.

Контактная информация: Елисеев Максим Сергеевич, e-mail elicmax@rambler.ru.

Источники финансирования: работа выполнена в рамках фундаментальной научной темы «Разработка междисциплинарной персонализированной модели оказания помощи пациентам с аутовоспалительными дегенеративными заболеваниями» № 1021051403074-2.

Конфликт интересов отсутствует.

Статья поступила 14.02.2024.

Поступила после рецензирования 08.03.2024.

Принята в печать 31.03.2024.

ABOUT THE AUTHORS:

Maxim S. Eliseev — C. Sc. (Med.), Head of the Laboratory of Microcrystalline Arthritis, V.A. Nasonova Research Institute of Rheumatology; 34A, Kashirskoye road, Moscow, 115522, Russian Federation; ORCID iD 0000-0003-1191-5831.

Olga V. Zhelyabina — Junior Researcher, V.A. Nasonova Research Institute of Rheumatology; 34A, Kashirskoye road, Moscow, 115522, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-5394-7869.

Contact information: Maxim S. Eliseev, e-mail: elicmax@rambler.ru.

Financing Disclosure: this work has been conduced within the framework of the fundamental scientific topic "Development of aen interdisciplinary individual model of medical care for patients with autoinflammatory neurodegenerative diseases" No. 1021051403074-2.

There is no conflict of interest.

Received 14.02.2024.

Revised 08.03.2024.

Accepted 31.03.2024.

Литература
1. Gabriel S.E., Michaud K. Epidemiological studies in incidence, prevalence, mortality, and comorbidity of the rheumatic diseases. Arthritis Res Ther. 2009;11(3):229. DOI: 10.1186/ar2669.
2. Чикина М.Н., Елисеев М.С., Желябина О.В. Практическое применение национальных клинических рекомендаций по лечению подагры (предварительные данные). Современная ревматология. 2020;14(2):97–103. DOI: 10/14412/1996-7012-2020-2-97-103. Chikina M.N., Eliseev M.S., Zhelyabina O.V. Practical application of national clinical guidelines for the management of gout (preliminary data). Modern Rheumatology Journal. 2020;14(2):97–103. DOI: 10/14412/1996-7012-2020-2-97-103.
3. Елисеев М.С., Елисеева М.Е. Современные аспекты патогенеза и коррекции гиперурикемии, а также ассоциированных с ней состояний. Эффективная фармакотерапия. 2019;15(8):32–40. DOI: 10.33978/2307-3586-2019-15-8-32-40. Yeliseyev M.S., Yeliseyeva M.Ye. Modern Aspects of Pathogenesis and Correction of Hyperuricemia and Associated Conditions. Effectivnaya farmakoterapiya. 2019;15(8):32–40 (in Russ.). DOI: 10.33978/2307-3586-2019-15-8-32-40.
4. Kuo C.F., Grainge M.J., Mallen C. et al. Eligibility for and prescription of urate-lowering treatment in patients with incident gout in England. JAMA. 2014;312(24):2684–2686. DOI: 10.1001/jama.2014.14484.
5. Zhu Y., Pandya B.J., Choi H.K. Comorbidities of gout and hyperuricemia in the US general population: NHANES 2007–2008. Am J Med. 2012;125(7):679–687.e1. DOI: 10.1016/j.amjmed.2011.09.033.
6. Krishnan E. Reduced glomerular function and prevalence of gout: NHANES 2009-10. PLoS One. 2012;7(11):e50046. DOI: 10.1371/journal.pone.0050046.
7. Johnson R.J., Sanchez Lozada L.G. et al. Uric Acid and Chronic Kidney Disease: Still More to Do. Kidney Int Rep. 2022;8(2):229–239. DOI: 10.1016/j.ekir. 2022.11.016.
8. Ревматология: клинические рекомендации. Под ред. Е.Л. Насонова. 2-е изд., испр. и доп. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2011. Rheumatology: clinical recommendations. E.L. Nasonov, ed. 2nd ed., revised and additional. M.: GEOTAR-Media; 2011 (in Russ.).
9. Levey A.S., Stevens L.A., Schmid C.H. et al.; CKD-EPI (Chronic Kidney Disease Epidemiology Collaboration). A new equation to estimate glomerular filtration rate. Ann Intern Med. 2009;150(9):604–612. DOI: 10.7326/0003-4819-150-9-200905050-00006.
10. Тареев Е.М. Нефриты. М.: Медгиз; 1958. Tareev E.M. Jades. M.: Medgiz; 1958 (in Russ.).
11. FitzGerald J.D., Dalbeth N., Mikuls T. et al. 2020 American College of Rheumatology Guideline for the Management of Gout. Arthritis Care Res (Hoboken). 2020;72(6):744–760. DOI: 10.1002/acr.24180. Erratum in: Arthritis Care Res (Hoboken). 2020;72(8):1187. Erratum in: Arthritis Care Res (Hoboken). 2021;73(3):458. PMID: 32391934.
12. Stamp L.K., Chapman P.T., Barclay M. et al. The effect of kidney function on the urate lowering effect and safety of increasing allopurinol above doses based on creatinine clearance: a post hoc analysis of a randomized controlled trial. Arthritis Res Ther. 2017;19(1):283. DOI: 10.1186/s13075-017-1491-x.
13. Елисеев М.С., Чикина М.Н., Желябина О.В. Открытое 6-месячное исследование эффективности титрования дозы аллопуринола у пациентов с подагрой в рамках стратегии «лечение до цели». РМЖ. 2022;6:17–22. Eliseev M.S., Chikina M.N., Zhelyabina O.V. Open 6-month study on the efficacy of dose titration of allopurinol in patients with gout as part of the "treat to target" strategy. RMJ. 2022;6:17–22 (in Russ.).
14. Gibson T., Rodgers V., Potter C. et al. Allopurinol treatment and its effect on renal function in gout: a controlled study. Ann Rheum Dis. 1982;41(1):59–65. DOI: 10.1136/ard.41.1.59.
15. Toprover M., Crittenden D.B., Modjinou D.V. et al. Low-Dose Allopurinol Promotes Greater Serum Urate Lowering in Gout Patients with Chronic Kidney Disease Compared with Normal. Bull Hosp Jt Dis (2013). 2019;77(2):87–91. PMID: 31140959.
16. Helget L.N., O'Dell J.R., Newcomb J.A. et al. Determinants of Achieving Serum Urate Goal with Treat-to-Target Urate-Lowering Therapy in Gout. Arthritis Rheumatol. 2024;76(4):638–646. DOI: 10.1002/art.42731.
17. Vargas-Santos A.B., Peloquin C.E., Zhang Y., Neogi T. Association of Chronic Kidney Disease With Allopurinol Use in Gout Treatment. JAMA Intern Med. 2018;178(11):1526–1533. DOI: 10.1001/jamainternmed.2018.4463.
18. Novella-Navarro M., Cabrera-Alarcon J.L., Diaz-Torne C. et al. A treat-to-target approach for gout confers renoprotective effect in patients with chronic kidney disease stage 3. Rheumatol Int. 2020;40(7):1081–1087. DOI: 10.1007/s00296-020-04517-4.
19. Stamp L.K., Farquhar H., Pisaniello H.L. et al. Management of gout in chronic kidney disease: a G-CAN Consensus Statement on the research priorities. Nat Rev Rheumatol. 2021;17(10):633–641. DOI: 10.1038/s41584-021-00657-4.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.


Предыдущая статья
Следующая статья