РМЖ Медицинское обозрение
ISSN 2587-6821 (Print), 2686-9918 (Online)

Ассоциация саркопении и атеросклероза сонных артерий у больных мужского пола пожилого возраста с остеоартритом коленного сустава

Импакт фактор - 0,614*

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г. 



РМЖ. Медицинское обозрение. №3 от 29.04.2022 стр. 120-125

DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-3-120-125

Рубрика: Ревматология Кардиология Гериатрия

Цель исследования: оценить ассоциацию саркопении и атеросклероза сонных артерий у больных мужского пола пожилого возраста с остеоартритом (ОА) коленного сустава.

Материал и методы: в исследование включены 36 пациентов (средний возраст 68,9 (66; 71) года) с установленным диагнозом ОА коленного сустава II–III стадии по классификации Kellgren — Lawrence. Диагностика саркопении проводилась на основании рекомендаций Европейской рабочей группы по изучению саркопении у пожилых людей (EWGSOP, 2010) с определением трех параметров: мышечной силы, мышечной массы и мышечной функции. Выраженность атеросклеротического поражения сонных артерий оценивали методом цветного дуплексного сканирования с исследованием толщины комплекса интима-медиа (ТИМ), наличия атеросклероти ческих бляшек и степени стеноза артерии. Сравнительный анализ проводили в 3 группах: 1-я — 10 больных без саркопении, 2-я — 12 пациентов с пресаркопенией и 3-я — 14 больных с саркопенией.

Результаты исследования: ТИМ в группе больных с саркопенией была статистически значимо (р=0,005) больше аналогичного показателя у мужчин без саркопении. У большинства включенных в исследование больных (23, 63,9%) зарегистрировано атеросклеротическое поражение сонных артерий. Наиболее тяжелое поражение сонных артерий с множественными атеросклеротическими бляшками и стенозом 50% и более достоверно чаще определялось у пациентов с саркопенией — 35,7% по сравнению с группой больных с пресаркопенией (8,3%, р=0,015) и без саркопении (10,0%, р=0,013). По результатам корреляционного анализа установлена значимая отрицательная взаимосвязь между степенью тяжести каротидного атеросклероза и скелетно-мышечным индексом (r=-0,227, p=0,047).

Заключение: взаимосвязь атеросклероза сонных артерий и нарушения композиционного состава тела у мужчин с ОА коленного сустава позволяет обсуждать атеросклероз и саркопению как два состояния, имеющих общие патогенетические механизмы и потенциально усиливающих риск возникновения неблагоприятных исходов.

Ключевые слова: саркопения, пресаркопения, атеросклероз сонных артерий, остеоартрит, пожилой возраст, мужской пол.


Для цитирования: Алексеева Л.И., Таскина Е.А., Раскина Т.А. и др. Ассоциация саркопении и атеросклероза сонных артерий у больных мужского пола пожилого возраста с остеоартритом коленного сустава. РМЖ. Медицинское обозрение. 2022;6(3):120-125. DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-3-120-125.

L.I. Alekseeva1,2, E.A. Taskina1, T.A. Raskina3, M.V. Letaeva3, O.S. Malyshenko3, M.V. Koroleva3, Yu.V. Averkieva3, I.I. Grigorieva4

1Research Institute of Rheumatology named after V.A. Nasonova, Moscow, Russian Federation

2Russian Medical Academy of Continuous Professional Education, Moscow, Russian Federation

3Kemerovo State Medical University, Kemerovo, Russian Federation

4Kemerovo City Clinical Hospital No. 4, Kemerovo, Russian Federation

Aim: to evaluate the association of sarcopenia and carotid atherosclerosis in elderly male patients with knee osteoarthritis (OA).

Materials and Methods: the study included 36 patients (mean age — 68.9 (66; 71) years) with an established diagnosis of grade II–III knee OA according to the Kellgren-Lawrence scale. Diagnosis of sarcopenia was conducted on the basis of the European Working Group on Sarcopenia in Older People (EWGSOP, 2010) recommendations with the determination of three parameters: muscle strength, muscle mass and muscle function. The severity of carotid atherosclerotic lesions was assessed by duplex color scanning with examination of the intima-media thickness (IMT), the presence of atherosclerotic plaques and the degree of aortic stenosis. Comparative analysis was performed in 3 groups: group 1 — 10 patients without sarcopenia, group 2— 12 patients with presarcopenia, and group 3 — 14 patients with sarcopenia.

Results: IMT in group 3 with sarcopenia was statistically significantly (p=0.005) higher versus the same indicator in men without sarcopenia. The majority (23 (63.9%)) of the patients included in the study had carotid atherosclerotic lesions. The most severe carotid lesion with multiple atherosclerotic plaques and stenosis not less than 50% was significantly more commonly detected in patients with sarcopenia: 35.7% versus group 2 with presarcopenia (8.3%, p=0.015) and without sarcopenia (10.0%, p=0.013). According to the correlation analysis, a significant negative association was established between the severity of carotid atherosclerosis and the musculoskeletal index (r=-0.227, p=0.047).

Conclusion: the association between carotid atherosclerosis and body composition disorders in men with knee OA allows discussing atherosclerosis and sarcopenia as two conditions with common pathogenetic mechanisms that potentially increase the risk of adverse outcomes.

Keywords: sarcopenia, presarcopenia, carotid atherosclerosis, osteoarthritis, elderly, male.

For citation: Alekseeva L.I., Taskina E.A., Raskina T.A. et al. Association of sarcopenia and carotid atherosclerosis in elderly male patients with knee osteoarthritis. Russian Medical Inquiry. 2022;6(3):120–125 (in Russ.). DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-3-120-125.

Введение

Болезни системы кровообращения, вызванные атеросклеротическим поражением сосудов, являются лидерами в группе хронических неинфекционных заболеваний по влиянию на летальность, продолжительность и качество жизни в данной нозологической группе [1]. Согласно прогнозам к 2030 г. общая сердечно-сосудистая смертность приблизится к порогу в 24 млн случаев ежегодно, при этом практически половина в структуре летальности будет принадлежать заболеваниям, вызванным атеросклеротическим поражением сосудов [2].

С другой стороны, важной тенденцией современной демографии является увеличение продолжительности жизни и глобальное старение населения. По прогнозам экспертов Организации объединенных наций, число людей в возрастной категории старше 65 лет к середине текущего столетия возрастет до 30% от общего населения планеты и составит практически 2 млрд человек [3]. В этой связи особую значимость для современной медицины приобретает развитие гериатрической медицинской помощи, основным объектом воздействия которой являются гериатрические синдромы — сложные многофакторные состояния, формирующиеся в ответ на возраст-ассоциированное снижение функционирования органов и систем [4]. Из более чем трех десятков описанных в литературе гериатрических синдромов одна из ведущих ролей принадлежит 2 синдрому саркопении. Показано, что его развитие ассоциируется со снижением качества жизни и повышенным риском летального исхода. Согласно данным Американского центра по контролю заболеваемости (Center for Disease Control and Prevention, CDC) саркопения входит в пятерку основных факторов риска заболеваемости и смертности среди лиц старше 65 лет [4, 5].

В настоящее время чрезвычайно актуальными являются вопросы взаимосвязи различных состояний, в том числе атеросклероза и различных нарушений композиционного состава тела, с целью персонализации терапии.

Исследования последних лет демонстрируют широкую распространенность феномена саркопении при различных сердечно-сосудистых заболеваниях. За последнее десятиле тие опубликованы результаты множества исследовательских работ, свидетельствующие, что заболевания атеросклеротического генеза и нарушения композиционного состава тела имеют сходные факторы риска и общие патогенетические механизмы развития [6–11], а сочетание этих состояний объясняется не только возраст-ассоциированными дегенеративными изменениями в ор ганизме.

Пациенты с остеоартритом (ОА) подвержены высокому риску развития саркопении. Доказано, что мышечная слабость является важным фактором, определяющим боль и инвалидность при ОА. Снижение мышечной массы нижних конечностей часто наблюдается у пациентов с ОА, что приводит к увеличению риска падений [12]. Прогрессирующая мышечная слабость при ОА также связана с атрофией мышечных волокон, при этом результаты иссле e4ований демонстрируют уменьшение площади поперечного сечения мышц на 12–19% у пациентов с ОА коленного и тазобедренного суставов [13]. В ряде работ установлено, что пациенты 60 лет и старше с ОА имели меньшую мышечную массу или объем мышц, чем пациенты контрольных групп [14, 15].

Исследования, посвященные изучению ассоциации саркопении и атеросклероза разных локализаций у больных пожилого и старческого возраста с ОА коленного сустава, единичны, а их результаты разноречивы, что и обусловило актуальность настоящей работы.

Цель исследования: оценить ассоциацию саркопении и атеросклероза сонных артерий у больных мужского пола пожилого возраста с ОА коленного сустава.

Материал и методы

В одномоментное исследование включены 36 больных мужского пола в возрасте 60 лет и старше с диагнозом ОА коленного сустава II или III рентгенологической стадии по Kellgren — Lawrence в соответствии с критериями ACR (1991).

Критерии невключения: внутрисуставное введение препаратов в течение последних 6 нед., прием глюкокортикоидов более 3 мес. до исследования, перенесенные травмы и/или операции на коленном суставе, наличие у пациента состояний, отрицательно влияющих на мышечную силу и функцию конечностей.

Исследование было одобрено этическим комитетом ФГБОУ ВО КемГМУ Минздрава России. Все пациенты подписали добровольное согласие на участие в исследовании.

Согласно рекомендациям EWGSOP (2010) [4] измеряли мышечную массу, мышечную силу и функцию скелетных мышц. Мышечную функцию оценивали с использованием батареи коротких тестов, снижением мышечной функции считали итоговый результат ≤8 баллов. Мышечную силу исследовали с использованием кистевого динамометра, учитывали наилучший из двух результатов. Мышечную массу оценивали с помо f9ью мультиспиральной компьютерной томографии на 64-срезовом компьютерном томографе Somatom Sensation 64 (Siemens AG Medical Solution, ФРГ). Пресаркопению устанавливали при снижении мышечной массы, саркопению — при снижении мышечной силы в сочетании со снижением мышечной массы. Всем пациентам выполняли дуплексное сканирование на аппарате Sonos 2500 (США) с измерением толщины комплекса интима-медиа (ТИМ) и оценкой наличия атеросклеротических бляшек и степени стеноза артерии.

Для оценки структурного состояния сосудистой стенки сонных артерий использовали классификацию Российского кардиологического научно-производственного комплекса (РКНПК): 0 — без атеросклеротического поражения, 1 — единичная атеросклеротическая бляшка (АСБ) со стенозом <50%, 2 — множественные АСБ со стенозом <50%, 3 — единичная АСБ со стенозом ≥50%, 4 — множественные АСБ со стенозом ≥50% [16].

В соответствии с рекомендациями EWGSOP (2010) [4] больные ОА были разделены на 3 группы: 1-я группа (n=10) — без саркопении, 2-я группа (n=12) — с пресаркопенией, 3-я группа (n=14) — с саркопенией.

Как видно в таблице, у больных пожилого возраста с ОА коленного сустава ведущее место в структуре коморбидной патологии занимали кардиоваскулярные заболевания: артериальная гипертензия — у 21 (58,3%) человека, ишемическая болезнь сердца — у 17 (47,2%). У большинства больных в изучаемых группах стабильная стенокардия напряжения соответствовала функциональному классу (ФК) II. Хроническая сердечная недостаточность (ХСН) I стадии чаще регистрировалась в группах пациентов без саркопении и с пресаркопенией по сравнению с пациентами с саркопенией, а ХСН II стадии — у пациентов с пресаркопенией. У большинства больных в каждой из групп ХСН соответствовала ФК II.

Таблица. Клинико-демографическая характеристика пациентов пожилого возраста с ОА коленного сустава Table. Clinical and demographic characteristics of elderly patients with knee OA

На втором месте в структуре коморбидной патологии регистрировались хроническая обструктивная болезнь легких — у 13 (36,1%) пациентов и заболевания пищеварительной си f1темы: хронический холецистит — у 11 (30,6%), хронический панкреатит — у 10 (27,8%), желчнокаменная болезнь — у 8 (22,2%). Реже выявлялись заболевания почек: хронический пиелонефрит — у 8 (22,2%), мочекаменная болезнь — у 6 (16,7%).

Статистический анализ проводили с использованием пакета прикладных программ Statistica версии 6.1.478.0 (StatSoft Inc., США). Все непараметрические показатели представлены в виде медианы и 1-го и 3-го квартилей (Me (Q1; Q3)). Качественные показатели представляли в абсолютных и относительных (%) величинах. Сравнение двух групп по количественным показателям выполняли с помощью критерия Манна — Уитни. Для сравнения номинальных переменных использовали точный критерий Фишера. Направление и тесноту корреляционной связи оценивали с помощью коэффициента корреляции Спирмена и множественной линейной регрессии. Различия считали статистически значимыми при p<0,05.

Результаты исследования

Установлено, что большинство включенных в исследование пациентов (28, 77,8%) имели величину ТИМ, превышающую рекомендованное Американским союзом эхокардиографии (2008) пороговое значение ТИМ для мужчин старше 50 лет — 0,9 мм.

По результатам изучения ТИМ в зависимости от состояния мышечного аппарата показано, что абсолютная величина ТИМ у мужчин без саркопении составила 1,2 (1,1; 1,2) мм (р<0,001), с пресаркопенией — 1,2 (1,1; 1,2) мм (р<0,001), с саркопенией — 1,2 (1,2; 1,3) мм (р<0,001). Установлено, что ТИМ в группе больных с саркопенией была выше ТИМ мужчин без саркопении (р=0,005) и ТИМ пациентов с пресаркопенией, однако в последнем случае различия не достигали уровня статистической значимости (р=0,067).

У большинства включенных в исследование больных (23, 63,9%) зарегистрировано атеросклеротическое поражение сонных артерий (см. рисунок). Около трети пациентов (13, 36,1%), включенных в исследование, не имели признаков атеросклероза сонных артерий. При изучении вариантов поражения сонных артерий (в соответствии с классификацией РКНПК) в зависимости от состояния мышечного аппарата установлено, что АСБ в сонных артериях отсутствовали в группе пациентов без саркопении — у 3 (30,0%) и определялись у больных с пресаркопенией и саркопенией — у 3 (25,0%) и 3 (21,4%) соответственно. При сравнительном анализе частоты отсутствия АСБ значимых различий между изучаемыми группами не выявлен о (р>0,05).

Единичная АСБ со стенозом <50% выявлена у 2 (20,0%), 3 (25,0%) и 2 (14,3%) пациентов в 1, 2 и 3-й группах соответственно, без значимых различий между ними (p>0,05).

Множественные АСБ со стенозом <50% зарегистрированы у 1 (10,0%) пациента без саркопении, у 3 (25,0%) — с пресаркопенией и у 1 (7,1%) — с саркопенией. Значимых различий по частоте при данном варианте поражения сонных артерий не установлено (p>0,05). Единичная АСБ со стенозом 50% и более выявлена у 2 (20,0%) пациентов без саркопении против 1 (8,3%) и 1 (7,1%) в группах больных с пресаркопенией и саркопенией, однако достоверных различий между изучаемыми группами не обнаружено (p>0,05).Поражение сонных артерий с множественными АСБ и стенозом 50% имело место у мужчин с саркопенией по сравнению с группой больных с пресаркопенЦ 8ей (35,7% против 8,3%, р=0,015) и без саркопении (35,7% против 10,0%, р=0,013). Группы пациентов без саркопении и с пресаркопенией по частоте данного варианта поражения сонных артерий были сопоставимы.Несмотря на наличие АСБ в сонных артериях пациентов всех 3 групп, необходимо отметить, что наиболее тяжелые формы атеросклеротического поражения сонных артерий (множественные АСБ, стенозы 50% и более) чаще регистрировались у мужчин с саркопенией. По результатам корреляционного анализа установлена достоверная отрицательная взаимосвязь между ТИМ и общей площадью скелетной мускулатуры на уровне LIII (r=-0,311, р=0,005), ТИМ и скелетно-мышечным индексом (r=-0,282, p=0,012). Аналогичная корреляционная зависимость определена между ТИМ и показателями кистевой динамометрии правой и левой руки (r=-0,297, р=0,008 и r=-0,245, р=0,029). Значимых взаимосвязей между ТИМ и показателями мышечной функции не выявлено (p>0,05).Для оценки влияния параметров состояния мышечного оппарата на ТИМ была выполнена множественная регрессия с пошаговым включением предикторов, где ТИМ была основной исследуемой переменной, а параметры мышечной массы, силы и функции — влияющими переменными. По результатам линейного регрессионного анализа была получена модель без достоверности β-параметров (tрасч.<tтабл.), что не позволило интерпретировать ее как полезную.

Рисунок. Структура атеросклеротического поражения сонных артерий у обследованных пациентов (%) Figure. The structure of carotid atherosclerotic lesions in the examined patients (%)

Обсуждение

Несмотря на «молодость» проблемы вторичной саркопении, результаты ряда исследований свидетельствуют о повышенном риске развития инфаркта миокарда, фибрилляции предсердий и кальцификации аорты и коронарных артерий у лиц с саркопенией [8, 10]. На сегодняшний день имеется д eeстаточное количество исследований, подтверждающих более тяжелое течение атеросклеротического процесса у лиц с саркопенией не только в сонных [6, 8, 17, 18], но и в коронарных и периферических артериях [19, 20].

Так, по данным Датского регистра больных с ангиографически верифицированным коронарным атеросклерозом, за 11 лет наблюдения погибли 15,6% пациентов, при этом в группе с дефицитом массы тела отмечалось двукратное увеличение риска летального исхода [21]. Полученные авторами данные подтверждают имеющееся мнение о том, что показатель индекса массы тела с возрастом в большей степени являются маркером не ожирения, а белковых резервов организма и имеет непосредственное влияние на состояние мышечной массы. В обзоре и метаанализе 11 клинических исследований Y. Zhang et al. [22], опубликованном в 2021 г., установлена широкая распространенность саркопении среди лиц, страдающих сердечной недостаточностью. Так, общая частота выявления данного феномена варьировала в диапазоне от 10% до 69%, встречаясь при этом более чем у половины пациентов на стационарном этапе лечения (55%, 95% доверительный интервал (ДИ) 43–66%) и у четверти — на амбулаторном этапе (26%, 95% ДИ 16–37%).

В настоящей работе установлено, что величина ТИМ у больных с саркопенией значимо превышала аналогичный показатель у пациентов без саркопении, что согласуется с данными J.E. Heo et al. [17], которые при обследовании 595 мужчин и 1274 женщин в возрасте 30–64 лет установили, что ТИМ сонных артерий значимо увеличивалась по мере снижения индекса аппендикулярной тощей массы. Аналогичная закономерность получена в исследованиях M. Arnold et al. [6] и Y. Cao et al. [8], продемонстрировавших достоверную ассоциацию снижения мышечной массы с увеличением ТИМ, и M. Ochi et al. [18], установивших значимую ассоциацию повышенной жесткости артериальной стенки с мышечной массой нижних конечностей.

Наличие АСБ в сонных артериях во всех группах было сопоставимо, что весьма закономерно, поскольку основной причиной возникновения стенозов является именно на ebичие АСБ у всех больных независимо от состояния мышечного аппарата, однако наиболее тяжелые формы атеросклероза сонных артерий регистрировались у больных с саркопенией. Данные результаты согласуются с результатами работ M. Arnold et al. [6], где также не выявлено значимых ассоциаций между наличием АСБ и изменением параметров мышечной массы, и J.E. Heo et al. [17], установивших, что частота встречаемости АСБ в сонных артериях была сопоставима у пациентов как с низкой, так и с нормальной мышечной массой.

Отдельный интерес представляет выявленная инверсивная взаимосвязь между величиной ТИМ и показателями мышечной силы. К настоящему моменту имеются сведения о способности мышечной массы выступать в роли наиболее раннего предиктора атеросклеротического поражения корон арного русла. В исследовании X. Melo et al. [23] при обследовании 191 девочки в возрасте 11–12 лет установлено, что дети с низкой мышечной силой имели достоверно наиболее высокие показатели ТИМ и артериального давления, что свидетельствует о взаимосвязи мышечной силы с кардиоваскулярным риском уже в детском возрасте. Анологичная закономерность в популяции мужчин пожилого возраста продемонстрирована в проспективном исследовании M.E. den Ouden et al. [24]. Авторами установлено, что исходно низкая мышечная сила верхних конечностей была ассоциирована с достоверным увеличением ТИМ по истечении 4-летнего периода наблюдения. Сходные данные в мужской когорте пациентов получили H. Yamanashi et al. [11].

Заключение

Таким образом, взаимосвязь атеросклероза сонных артерий и нарушения композиционного состава тела у мужчин с ОА коленного сустава позволяет рассматривать атеросклероз и саркопению как два состояния, имеющих общие патогенетические механизмы и потенциально усилива ющих риск возникновения неблагоприятных исходов. Одним из направлений последующих исследований может стать изучение этой взаимосвязи при различных клинических вариантах ОА.


Сведения об авторах:

Алексеева Людмила Ивановна — д.м.н., начальник отдела метаболических заболеваний костей и суставов ФГБНУ НИИР им. В.А. Насоновой; 115522, Россия, г. Москва, Каширское ш., д. 34А; профессор кафедры ревматологии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России; 125993, Россия, г. Москва, ул. Баррикадная, д. 2/1.

Таскина Елена Александровна — к.м.н., старший научный сотрудник отдела метаболических заболеваний костей и суставов ФГБНУ НИИР им. В.А. Насоновой; 115522, Россия, г. Москва, Каширское ш., д. 34А; ORCID iD 0000-0001-8218-3223.

Раскина Татьяна Алексеевна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВО КемГМУ Минздрава России; 650056, Россия, г. Кемерово, ул. Ворошилова, д. 22А.

Летаева Марина Васильевна — к.м.н., доцент кафедры пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВО КемГМУ Минздрава России; 650056, Россия, г. Кемерово, ул. Ворошилова, д. 22А; ORCID iD 0000-0003-3907-7120.

Малышенко Ольга Степановна — к.м.н., доцент кафедры пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВО КемГМУ Минздрава России; 650056, Россия, г. Кемерово, ул. Ворошилова, д. 22А; ORCID iD 0000-0001-8272-3736.

Королева Марина Валерьевна — к.м.н., ассистент кафедры пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВО КемГМУ Минздрава России; 650056, Россия, г. Кемерово, ул. Ворошилова, д. 22А; ORCID iD 0000-0002-0184-7997.

Аверкиева Юлия Валерьевна — к.м.н., ассистент кафедры пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВО КемГМУ Минздрава России; 650056, Россия, г. Кемерово, ул. Ворошилова, д. 22А; ORCID iD 0000-0001-8020-4545.

Григорьева Инесса Игоревна — врач-ревматолог ГАУЗ «КГКБ № 4»; 650024, Россия, г. Кемерово, ул. Базовая, д. 12А.

Контактная информация: Летаева Марина Васильевна, e-mail: letaeva@yandex.ru.

Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах.

Конфликт интересов отсутствует.

Статья поступила 02.03.2022.

Поступила после рецензирования 29.03.2022.

Принята в печать 21.04.2022.

About the authors:

Lyudmila I. Alekseeva — Dr. Sc. (Med.), Head of the Department of Metabolic Bone and Joint Diseases, Research Institute of Rheumatology named after V.A. Nasonova; 34A, Kashirskoye road, Moscow, 115522, Russian Federation; Professor of the Department of Rheumatology, Russian Medical Academy of Continuous Professional Education; 2/1, Barrikadnaya str., Moscow, 125993, Russian Federation.

Elena A. Taskina — C. Sc. (Med.), Senior Researcher of the Department of Metabolic Bone and Joint Diseases, Research Institute of Rheumatology named after V.A. Nasonova; 34A, Kashirskoye road, Moscow, 115522, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-8218-3223.

Tatiana A. Raskina — Dr. Sc. (Med.), Professor, Head of the Department of Propaedeutics of Internal Diseases, Kemerovo State Medical University; 22A, Voroshilova str., Kemerovo, 650056, Russian Federation.

Marina V. Letaeva — C. Sc. (Med.), Associate Professor of the Department of Propaedeutics of Internal Diseases, Kemerovo State Medical University; 22A, Voroshilova str., Kemerovo, 650056, Russian Federation; ORCID iD 0000-0003-3907-7120.

Olga S. Malyshenko — C. Sc. (Med.), Associate Professor of the Department of Propaedeutics of Internal Diseases, Kemerovo State Medical University; 22A, Voroshilova str., Kemerovo, 650056, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-8272-3736.

Marina V. Koroleva — C. Sc. (Med.), Assistant of the Department of Propaedeutics of Internal Diseases, Kemerovo State Medical University; 22A, Voroshilova str., Kemerovo, 650056, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-0184-7997.

Yulia V. Averkieva — C. Sc. (Med.), Assistant of the Department of Propaedeutics of Internal Diseases, Kemerovo State Medical University; 22A, Voroshilova str., Kemerovo, 650056, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-8020-4545.

Inessa I. Grigorieva — rheumatologist, Kemerovo City Clinical Hospital No. 4; 12A, Bazovaya str., Kemerovo, 650024, Russian Federation.

Contact information: Marina V. Letaeva, e-mail: letaeva@yandex.ru.

Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any material or method mentioned.

There is no conflict of interests.

Received 02.03.2022.

Revised 29.03.2022.

Accepted 21.04.2022.



Литература
1. GBD 2015 Mortality and Causes of Death Collaborators. Global, regional, and national life expectancy, all-cause mortality, and cause-specific mortality for 249 causes of death, 1980–2015: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2015. Lancet. 2016;388(10053):1459–1544. DOI: 10.1016/S0140-6736(16)31012-1.
2. World health statistics 2019: monitoring health for the SDGs, sustainable development goals. Geneva: World Health Organization; 2019. (Electronic resource.) URL: https://apps.who.int/iris/handle/10665/324835 (access date: 23.07.2021).
3. United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2017). World Population Prospects: The 2017 Revision, Key Findings and Advance Tables. Working Paper No. ESA/P/WP/248. New York: United Nations; 2017. (Electronic resource.) URL: https://nonews.co/wp-content/uploads/2018/09/WPP2017.pdf (access date: 23.06.2021).
4. Cruz-Jentoft A.J., Baeyens J.P., Bauer J.M. et al. European Working Group on Sarcopenia in Older People. Sarcopenia: European consensus on definition and diagnosis: report of the European working group on sarcopenia in older people. Age Ageing. 2010;39:412–423. DOI: 10.1093/ageing/afq034.
5. Cruz-Jentoft A.J., Bahat G., Bauer J., Boirie Y. et al. Sarcopenia: revised European consensus on definition and diagnosis. Age Ageing. 2019;48(1):16–31. DOI: 10.1093/ageing/afy169.
6. Arnold M., Linden A., Clarke R. et al. Carotid intima-media thickness in healthy individuals is strongly linked to lean body mass. Eur Heart J. 2017;38(suppl_1):3455. DOI: 10.1093/eurheartj/ehx504.P3455.
7. Campos A.M., Moura F.A., Santos S.N. et al. Sarcopenia, but not excess weight or increased caloric intake, is associated with coronary subclinical atherosclerosis in the very elderly. Atherosclerosis. 2017;258:138–144. DOI: 10.1016/j.atherosclerosis.2017.01.005.
8. Cao Y., Zhong M., Zhang Y. et al. Presarcopenia Is an Independent Risk Factor for Carotid Atherosclerosis in Chinese Population with Metabolic Syndrome. Diabetes Metab Syndr Obes. 2020;13:81–88. DOI: 10.2147/DMSO.S235335.
9. Kelley G.A., Kelley K.S. Is sarcopenia associated with an increased risk of all-cause mortality and functional disability? Exp Gerontol. 2017;96:100–103. DOI: 10.1016/j.exger.2017.06.008.
10. Xia M.F., Chen L.Y., Wu L. et al. Sarcopenia, sarcopenic overweight/obesity and risk of cardiovascular disease and cardiac arrhythmia: A cross-sectional study. Clin Nutr. 2021;40(2):571–580. DOI: 10.1016/j.clnu.2020.06.00.
11. Yamanashi H., Kulkarni B., Edwards T. et al. Association between atherosclerosis and handgrip strength in non-hypertensive populations in India and Japan. Geriatr Gerontol Int. 2018;18(7):1071–1078. DOI: 10.1111/ggi.13312.
12. Shorter E., Sannicandro A.J., Poulet B. et al. Skeletal Muscle Wasting and Its Relationship With Osteoarthritis: a Mini-Review of Mechanisms and Current Interventions. Curr Rheumatol Rep. 2019;21(8):40. DOI: 10.1007/s11926-019-0839-4.
13. Silva J.M.S., Alabarse P.V.G., Teixeira V.O.N. et al. Muscle wasting in osteoarthritis model induced by anterior cruciate ligament transection. PLoS One. 2018;13(4):e0196682. DOI: 10.1371/journal.pone.0196682.
14. Chu S.-F., Liou T.-H., Chen H.-C. et al. Relative Efficacy of Weight Management, Exercise, and Combined Treatment for Muscle Mass and Physical Sarcopenia Indices in Adults with Overweight or Obesity and Osteoarthritis: A Network Meta-Analysis of Randomized Controlled Trials. Nutrients. 2021;13(6):1992. DOI: 10.3390/nu13061992.
15. Шостак Н.А., Мурадянц А.А., Кондрашов А.А. Саркопения и перекрестные синдромы — значение в клинической практике. Клиницист. 2016;10(3):10–14. DOI: 10.17650/1818-8338-2016-10-3-10-14. [Shostak N.A., Muradyantz A.A., Kondrashov A.A. Sarcopenia and Overlapping Syndromes: Their Value in Clinical Practice. The Clinician. 2016;10(3):10–14 (in Russ.)]. DOI: 10.17650/1818-8338-2016-10-3-10-14.
16. Рогоза А.Н., Балахонова Т.В., Чихладзе Н.М. Современные методы оценки состояния сосудов у больных артериальной гипертонией. М.: Атмосфера; 2008. [Rogoza A.N., Balahonova T.V., Chihladze N.M. Modern methods for assessing the state of blood vessels in patients with arterial hypertension. M.: Atmosfera; 2008 (in Russ.)].
17. Heo J.E., Kim H.C., Shim J.S. et al. Association of appendicular skeletal muscle mass with carotid intima-media thickness according to body mass index in Korean adults. Epidemiol Health. 2018;40:e2018049. DOI: 10.4178/epih.e2018049.
18. Ochi M., Kohara K., Tabara Y. et al. Arterial stiffness is associated with low thigh muscle mass in middle-aged to elderly men. Atherosclerosis. 2010;212(1):327–332. DOI: 10.1016/j.atherosclerosis.2010.05.026.
19. Ko B.J., Chang Y., Jung H.S. et al. Relationship Between Low Relative Muscle Mass and Coronary Artery Calcification in Healthy Adults. Arterioscler Thromb Vasc Biol. 2016;36(5):1016–1021. DOI: 10.1161/ATVBAHA.116.307156.
20. Pizzimenti M., Meyer A., Charles A.L. et al. Sarcopenia and peripheral arterial disease: a systematic review. J Cachexia Sarcopenia Muscle. 2020;11(4):866–886. DOI: 10.1002/jcsm.12587.
21. Azimi A., Charlot M.G., Torp-Pedersen C. et al. Moderate overweight is beneficial and severe obesity detrimental for patients with documented atherosclerotic heart disease. Heart. 2013;99(9):655–660. DOI: 10.1136/heartjnl-2012-303066.
22. Zhang Y., Zhang J., Ni W. et al. Sarcopenia in heart failure: a systematic review and meta‐analysis. ESC Heart Fail. 2021;8(2):1007–1017. DOI: 10.1002/ehf2.13255.
23. Melo X., Santa-Clara H., Santos D.A. et al. Independent Association of Muscular Strength and Carotid Intima-Media Thickness in Children. Int J Sports Med. 2015;36(8):624–630. DOI: 10.1055/s-0034-1398678.
24. Den Ouden M.E., Schuurmans M.J., Arts I.E. et al. Atherosclerosis and physical functioning in older men, a longitudinal study. J Nutr Health Aging. 2013;17(1):97–104. DOI: 10.1007/s12603-012-0424-2.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.


Предыдущая статья
Следующая статья

Информация на данном сайте предназначена только для специалистов в сфере медицины, фармацевтики и здравоохранения.
Своим согласием Вы подтверждаете что являетесь специалистом в данной области.

Согласен