РМЖ Медицинское обозрение
ISSN 2587-6821 (Print), 2686-9918 (Online)

Постковидный синдром у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника

Импакт фактор - 0,614*

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г. 



РМЖ. Медицинское обозрение. №5 от 29.06.2022 стр. 227-231

DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-5-227-231

Рубрика: Гастроэнтерология Инфекционные болезни COVID-19

Цель исследования: оценка наличия и течения постковидного синдрома у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК), а также изучение течения ВЗК в постковидном периоде.

Материал и методы: в исследование последовательно было включено 125 пациентов с диагнозами «болезнь Крона» (БК) и «язвенный колит» (ЯК), перенесших COVID-19. Оценка наличия постковидного синдрома проводилась через 3, 6, 9 или 12 мес. после перенесенного острого COVID-19. Для выявления клинических симптомов, характерных для постковидного синдрома, применялся опросник, используемый в рамках углубленной диспансеризации для граждан, перенесших COVID-19. Для выявления и оценки тяжести депрессии и тревоги использовалась Госпитальная шкала тревоги и депрессии (Hospital Anxiety and Depression Scale, HADS), для оценки депрессии — шкала Гамильтона, для диагностики астенического состояния — Шкала астенического состояния, для исследования выраженности когнитивных нарушений — Краткая шкала оценки психического статуса (Mini Mental State Examination, MMSE). Также оценивали характер течения ВЗК.

Результаты исследования: диагноз ЯК был выставлен 81 (64,8%) пациенту, БК — 44 (35,2%) пациентам. Средний возраст пациентов составил 41,8±14,5 года, мужчин было 68 (54,4%), женщин — 57 (45,6%). При заполнении опросника углубленной диспансеризации через 3 мес. после перенесенного COVID-19 наиболее часто пациенты отмечали усталость, и/или мышечные боли, и/или головные боли, и/или дизавтономию, и/или когнитивные нарушения — 47,8% пациентов, одышку, снижение переносимости физической нагрузки и/или хронический кашель и боли в суставах — 34,7% пациентов. Таким образом, постковидные проявления встречались примерно у 47,8% пациентов с ВЗК. Нарастание жалоб, характерных для постковидного синдрома, было отмечено через 6 мес. после COVID-19. Через 9 и 12 мес. частота жалоб начинала снижаться. При анализе жалоб, связанных с астенией, когнитивными нарушениями, тревогой и депрессией, была отмечена тенденция к максимальному количеству нарушений также через 6 мес. после перенесенного COVID-19. Проанализировав активность ВЗК у пациентов до, во время и после перенесенного COVID-19 через 3, 6, 9 или 12 мес., авторы выявили, что наибольшее количество пациентов с обострением ВЗК было через 6 мес. после перенесенного COVID-19.

Выводы: у 47,8% пациентов с ВЗК выявлены жалобы, характерные для постковидного синдрома, которые сохранялись до 12 мес. после перенесенного COVID-19. Наиболее часто встречалась астения. Некоторые жалобы нарастали через 6 мес. Частота обострения ВЗК достигала максимального значения также через 6 мес. после перенесенного COVID-19.

Ключевые слова: воспалительные заболевания кишечника, язвенный колит, болезнь Крона, новая коронавирусная инфекция, COVID-19, постковидный синдром, тревога, депрессия, когнитивные нарушения, астения.


Для цитирования: Купкенова Л.М., Шамсутдинова Н.Г., Одинцова А.Х. и др. Постковидный синдром у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника. РМЖ. Медицинское обозрение. 2022;6(5):227-231. DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-5-227-231.

L.M. Kupkenova1, N.G. Shamsutdinova1, A.Kh. Odintsova2, N.A. Cheremina2, D.G. Iskhakova3, D.I. Abdulganieva1

1Kazan State Medical University, Kazan, Russian Federation

2Republican Clinical Hospital of the Ministry of Health of the Republic of Tatarstan, Kazan, Russian Federation

3City Clinical Hospital No. 7, Kazan, Russian Federation

Aim: to assess the presence and course of postcovid syndrome in patients with inflammatory bowel diseases (IBD), as well as to study the IBD course in the postcovid period.

Patients and Methods: 125 patients with Crohn’s disease (CD) and ulcerative colitis (UC) in the postcovid period were sequentially included in the study. Assessment of the postcovid syndrome was conducted 3, 6, 9 or 12 months after acute period of COVID-19. A questionnaire included in an in-depth medical check-up for citizens who have experienced COVID-19 was used to identify the clinical symptoms of postcovid syndrome. The article presents the results of the following scales: Hospital Anxiety and Depression Scale (HADS) — to identify and evaluate the severity of depression and anxiety, Hamilton Depression Rating Scale (HAM-D) — to evaluate depression, Asthenic State Scale (ASS) — to diagnose asthenic condition, Mini Mental State Examination (MMSE) — to study the severity of cognitive disorder. The nature of the IBD course and the change in therapy were also evaluated.

Results: 81 (64.8%) patients were diagnosed with CD, and 44 (35.2%) — with UC. The mean age of patients was 41.8±14.5 years, of which 68 (54.4%) were male, 57 (45.6%) — female. When filling up the questionnaire of the in-depth medical check-up 3 months after COVID-19, 47.8% of patients most commonly noted fatigue, and/or muscle pain, and/or headaches, and/or dysautonomia, and/or cognitive disorder, while 34.7% of patients — dyspnea, reduced exercise tolerance and/or chronic cough, and joint pain. Thus, postcovid manifestations occurred in approx. 47.8% of patients with IBD. An increase of complaints frequency, characteristic of postcovid syndrome, was noted by the 6th month after COVID-19. By the 9th and 12th month, the frequency of complaints decreased. When analyzing complaints related to asthenia, cognitive disorder, anxiety and depression, there was a tendency to the maximum number of disorders 6 months after COVID-19. Studying the activity  in patients with IBD before, during and after COVID-19 (after 3, 6, 9 or 12 months), it was noted that the largest number of patients with acute IBD was 6 months after COVID-19.

Conclusions: 47% of patients with IBD had complaints characteristic of postcovid syndrome, which persisted up to 12 months after COVID-19. Asthenia was the most common. Several complaints were increasing by the 6th month. IBD exacerbation rate reached its maximum value also by the 6th month after COVID-19.

Keywords: inflammatory bowel diseases, ulcerative colitis, Crohn’s disease, new coronavirus infection, COVID-19, postcovid syndrome, anxiety, depression, cognitive disorder, asthenia.

For citation: Kupkenova L.M., Shamsutdinova N.G., Odintsova A.Kh. et al. Postcovid syndrome in patients with inflammatory bowel diseases. Russian Medical Inquiry. 2022;6(5):227–231 (in Russ.). DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-5-227-231.


Введение

Постковидный синдром возникает у лиц после коронавирусной инфекции с подтвержденным заражением SARS-CoV-2, подозрением на коронавирусную инфекцию обычно через 3 мес. после начала COVID-19 с симптомами, которые длятся не менее 2 мес., а также невозможностью их объяснения альтернативным диагнозом [1]. В настоящее время доказано негативное влияние постковидного синдрома на качество жизни пациентов с хроническими заболеваниями.

Имеющиеся данные литературы свидетельствуют о том, что постковидный синдром может развиваться вне зависимости от тяжести течения перенесенного COVID-19. Как и острый COVID-19, постковидный синдром может поражать многие системы, включая дыхательную, сердечно-сосудистую, желудочно-кишечную и опорно-двигательную, центральную и периферическую нервную систему и др. Проявления постковидного синдрома клинически разнообразны и, как предполагается, вызваны несколькими механизмами: прямым повреждением органов или тканей во время затяжного течения болезни, стойкой иммунной активацией и вирусной персистенцией. Однако в настоящее время неясными остаются вопросы относительно распространенности, особенностей клинических проявлений, тяжести постковидного синдрома у пациентов с имеющимися воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК) [2, 3].

Цель исследования: оценка наличия и течения постковидного синдрома у пациентов с ВЗК, а также изучение течения ВЗК в постковидном периоде.

Материал и методы

В исследование включали пациентов с диагнозами «болезнь Крона» (БК) и «язвенный колит» (ЯК), а также с COVID-19, наблюдавшихся в двух временных инфекционных госпиталях г. Казани (ГАУЗ «РКБ МЗ РТ» и ГАУЗ «ГКБ № 7») и амбулаторно c апреля 2020 г. по май 2022 г. Исследование получило одобрение локального этического комитета при Министерстве здравоохранения Российской Федерации (выписка из протокола № 5 от 24 мая 2022 г.). Все пациенты подписывали информированное согласие.

Пациентов включали последовательно. Часть пациентов с ВЗК в анамнезе были включены в исследование в период пребывания во временном инфекционном госпитале, где проходили лечение по поводу COVID-19 (затем наблюдались амбулаторно). Другие пациенты включались в исследование при обращении за помощью к гастроэнтерологу по поводу ВЗК, если в анамнезе у них выявляли перенесенный COVID-19, подтвержденный данными медицинской документации.

Критерии включения: ранее установленный диагноз БК или ЯК в соответствии с Клиническими рекомендациями по диагностике и лечению взрослых пациентов с ЯК и БК [4, 5]. Диагноз COVID-19 был выставлен в соответствии со временными методическими рекомендациями по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции [6]. Критерии невключения: беременность, отказ подписать информированное согласие на участие в исследовании, возраст менее 18 и более 95 лет.

Всем пациентам проводились клиническое обследование, объективный осмотр, лабораторные и инструментальные диагностические исследования, включая ПЦР-тест на SARS-CoV-2. Пациентам с клиническими признаками среднетяжелого и тяжелого течения COVID-19 проводилась компьютерная томография (КТ) легких. Развитие дыхательной недостаточности фиксировали при сатурации менее 94% [6].

Оценка наличия постковидного синдрома проводилась через 3, 6, 9 или 12 мес. после перенесенного острого COVID-19. Для выявления клинических симптомов, характерных для постковидного синдрома, применялся опросник, используемый в рамках углубленной диспансеризации для граждан, перенесших COVID-19 [7]. Для выявления и оценки тяжести депрессии и тревоги использовалась Госпитальная шкала тревоги и депрессии (Hospital Anxiety and Depression Scale, HADS) [8], для оценки депрессии — шкала Гамильтона [9], для диагностики астенического состояния — Шкала астенического состояния (ШАС) [10], для исследования выраженности когнитивных нарушений — Краткая шкала оценки психического статуса (Mini-mental State Examination, MMSE) [11]. Также мы оценивали характер течения ВЗК через 3, 6, 9 или 12 мес. после перенесенного COVID-19.

Математическая и статистическая обработка результатов проводилась с помощью программы IBM SPSS Statistics, Data Editor version 23. Для описания качественных номинальных признаков определяли их абсолютные и относительные частоты.

Для выявления различий частот использовали критерий χ2. Если хотя бы в одной из сравниваемых групп число случаев было меньше 5, применяли точный (двусторонний) критерий Фишера. Если абсолютные частоты были меньше 10, но больше 5, использовали критерий χ2 с поправкой Йетса на непрерывность.

Результаты исследования

Всего было обследовано 125 пациентов. Диагноз ЯК был выставлен 81 (64,8%) пациенту, БК — 44 (35,2%) пациентам. Средний возраст пациентов составил 41,8±14,5 года, мужчин было 68 (54,4%), женщин — 57 (45,6%). Средняя длительность ЯК составила 6,7±4,1 года, БК — 7,5±5,1 года.

На момент дебюта COVID-19 ремиссия наблюдалась у 70 (56%), обострение — у 55 (44%) пациентов. 5-аминосалициловую кислоту принимали 54 (43,2%) пациента, системные стероиды (преднизолон) — 24 (19,2%), иммунодепрессанты (азатиоприн, метотрексат) — 19 (15,2%), биологическую терапию и малые молекулы — 23 (18,4%) (инфликсимаб — 8 (34,8%), цертолизумаб — 6 (26,1%), голимумаб — 1 (4,3%), ведолизумаб — 3 (13,0%), тофацитиниб — 2 (8,7%), адалимумаб — 3 (13,0%)).

Четверть пациентов — 33 (26,4%) — имели по крайней мере одну сопутствующую патологию помимо ВЗК. Наиболее распространенными были: избыточная масса тела и ожирение — 29 (23,2%) наблюдений, гипертоническая болезнь — 14 (11,2%), в том числе в сочетании с ИБС и нарушениями ритма сердца — 5 (4,0%), сахарный диабет — 7 (5,6%), ХОБЛ — 2 (1,6%) случая, состояние после удаления правой доли легкого по поводу аспергилломы — 1 (0,8%), хроническая болезнь почек — 1 (0,8%) случай.

У 98 (78,4%) пациентов наблюдался COVID-19 легкой степени тяжести, у 22 (17,6%) — средней степени, у 5 (4,0%) — тяжелой степени. Средняя длительность госпитализации составила 27,2 [9,2; 41,4] дня. Мы детализировали жалобы в дебюте СOVID-19. Наиболее часто встречались: общая слабость — 91 (72,8%), дисосмия/дисгевзия — 91 (72,8%), диарея — 83 (66,4%), лихорадка — 76 (60,8%), кашель — 68 (54,4%), кровь в стуле — 58 (46,4%), дискомфорт в брюшной полости — 33 (26,4%), боль в грудной клетке — 20 (16%), одышка — 16 (12,8%) и тошнота — 8 (6,4%) случаев.

Таким образом, было выявлено, что для пациентов с ВЗК в дебюте COVID-19 была характерна высокая частота общей слабости, дисосмии/дисгевзии, лихорадки, респираторных и желудочно-кишечных симптомов.

Показания к проведению КТ были у 36 пациентов. Стадия КТ-0 выявлена у 5 (13,9%) пациентов, КТ-1 — у 18 (50%), КТ-2 — у 7 (19,4%), КТ-3 — у 1 (2,8%), КТ-4 — у 5 (13,9%). Пять пациентов находились в отделении интенсивной терапии с проведением искусственной вентиляции легких.

Во время динамического наблюдения за пациентами при заполнении опросника углубленной диспансеризации через 3 мес. после перенесенного COVID-19 наиболее часто пациенты отмечали усталость, и/или мышечные боли, и/или головные боли, и/или дизавтономию, и/или когнитивные нарушения, что являлось отражением функциональных нарушений регуляции деятельности желудочно-кишечного тракта, печени, почек, мочевого пузыря, легких, сердца, желез внутренней и внешней секреции, кровеносных и лимфатических сосудов, и/или снижение памяти, умственной работоспособности и других познавательных функций мозга — 47,8% пациентов. Также наиболее частыми жалобами были одышка, снижение переносимости физической нагрузки, хронический кашель и боли в суставах — 34,7% пациентов. Таким образом, постковидные проявления встречались у 47,8% пациентов с ВЗК. Нарастание жалоб, характерных для постковидного синдрома, было отмечено через 6 мес. после COVID-19. Через 9, 12 мес. частота жалоб начинала снижаться (табл. 1).

Таблица 1. Частота проявлений постковидного синдрома у пациентов с ВЗК в динамике Table 1. Tendency of the incidence of postcovid syndrome in patients with IBD

При анализе жалоб, связанных с когнитивными нарушениями, тревогой и депрессией, отмечена тенденция к максимальному количеству нарушений также через 6 мес. после перенесенного COVID-19 (табл. 2).

Таблица 2. Встречаемость астении, когнитивных нарушений, тревоги и депрессии у пациентов с ВЗК в постковидном периоде Table 2. The incidence of asthenia, cognitive disorder, anxiety and depression in patients with IBD in the postcovid period

Проанализировав активность ВЗК у пациентов до, во время и после COVID-19 через 3, 6, 9 или 12 мес., мы выявили, что максимальное количество пациентов с обострением ВЗК было через 6 мес. после перенесенного COVID-19 (см. рисунок).

Рисунок. Активность ВЗК до, во время и после COVID-19 Figure. IBD activity before, during and after COVID-19

Обсуждение

В настоящее время известно, что примерно у 10–40% пациентов после перенесенного COVID-19 развивался постковидный синдром, который значимо оказывал влияние на качество жизни пациентов [12, 13]. У 47,8% пациентов с ВЗК в нашем исследовании развивались жалобы, характерные для постковидного синдрома. Это сопоставимо с данными S. Salvatori et al. [3], которые на значительной когорте пациентов с ВЗК (n=528) показали, что у 40% пациентов после перенесенного COVID-19 развивался постковидный синдром и астения была наиболее частым симптомом — почти у двух третей пациентов. Постковидный синдром чаще встречался у женщин, в то время как другие клинические и демографические характеристики не отличались между пациентами. Рецидивы ВЗК происходили с одинаковой частотой как у пациентов с постковидным синдромом, так и без него [3].

Нами обнаружено длительное сохранение симптомов, характерных для постковидного синдрома, более того, некоторые жалобы, такие как усталость, и/или мышечные боли, и/или головные боли, и/или дизавтономия, и/или когнитивные нарушения, выпадение волос или появление кожной сыпи нарастали через 6 мес. Мы также выявили тенденцию к увеличению частоты рецидивов как ЯК, так и БК через 6 мес. после перенесенного COVID-19.

В настоящее время известно, что у пациентов с иммуновоспалительными заболеваниями SARS-CoV-2 может служить триггером рецидивов основного заболевания, связанных с временной постковидной иммуносупрессией и более длительной вирусемией [14].

Таким образом, пациенты с ВЗК требуют тщательного клинического, лабораторного и инструментального мониторинга не только в течение 12 нед. после COVID-19, но и значительно дольше — как минимум в течение 6–9 мес. после перенесенного заболевания, а возможно, и в течение более длительного периода.

Выводы

У 47,8% пациентов с ВЗК было выявлено наличие жалоб, характерных для постковидного синдрома, которые могли сохраняться до 12 мес. после перенесенного COVID-19. Наиболее часто встречалась астения — в 47,8–63,6% случаев.

Некоторые жалобы, такие как усталость, и/или мышечные боли, и/или головные боли, и/или нарушения регуляции деятельности желудочно-кишечного тракта, печени, почек, мочевого пузыря, легких, сердца, желез внутренней и внешней секреции, кровеносных и лимфатических сосудов, и/или снижение памяти, умственной работоспособности и других познавательных функций мозга, выпадение волос или появление кожной сыпи, нарастали через 6 мес.

Частота обострений ВЗК достигала максимального значения также через 6 мес. после перенесенного COVID-19.


Сведения об авторах:

Купкенова Люция Минкадировна — аспирант кафедры госпитальной терапии ФГБОУ ВО Казанский ГМУ Мин-здрава России; 420012, Россия, г. Казань, ул. Бутлерова, д. 49; ORCID iD 0000-0003-2874-9462.

Шамсутдинова Наиля Гумеровна — к.м.н., доцент, учебный ассистент кафедры госпитальной терапии ФГБОУ ВО Казанский ГМУ Минздрава России; 420012, Россия, г. Казань, ул. Бутлерова, д. 49; ORCID iD 0000-0001-7320-0861.

Одинцова Альфия Харисовна — к.м.н, заведующая гастроэнтерологическим отделением ГАУЗ «РКБ МЗ РТ»; 420064, Россия, г. Казань, Оренбургский тракт, д. 138/1; ORCID iD 0000-0002-7148-8862.

Черемина Наталья Александровна — врач-гастроэнтеролог ГАУЗ «РКБ МЗ РТ»; 420064, Россия, г. Казань, Оренбургский тракт, д. 138/1; ORCID iD 0000-0002-5856-5050.

Исхакова Диляра Габдрашитовна — заведующая гастроэнтерологическим отделением ГАУЗ «ГКБ № 7»; 420103, Россия, г. Казань, ул. Маршала Чуйкова, д. 54; ORCID iD 0000-0003-3829-5302.

Абдулганиева Диана Ильдаровна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой госпитальной терапии ФГБОУ ВО Казанский ГМУ Минздрава России; 420012, Россия, г. Казань, ул. Бутлерова, д. 49; ORCID iD 0000-0001-7069-2725.

Контактная информация: Купкенова Люция Минкадировна, e-mail: lkupkenova@mail.ru.

Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах.

Источник финансирования: работа выполнялась в рамках гранта Президента РФ по поддержке ведущих научных школ РФ (НШ-4321.2022.3).

Конфликт интересов отсутствует.

Статья поступила 07.04.2022.

Поступила после рецензирования 04.05.2022.

Принята в печать 31.05.2022.

About the authors:

Lyutsia M. Kupkenova — Associate Professor of the Department of Hospital Therapy, Kazan State Medical University; 49, Butlerov str., Kazan, 420012, Russian Federation; ORCID iD 0000-0003-2874-9462.

Nailya G. Shamsutdinova — C. Sc. (Med.), Associate Professor of the Department of Hospital Therapy, Kazan State Medical University; 49, Butlerov str., Kazan, 420012, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-7320-0861.

Alfiya Kh. Odintsova — C. Sc. (Med.), Head of the Department of Gastroenterology, Republican Clinical Hospital of the Ministry of Health of the Republic of Tatarstan; 138/1, Orenburg tract, Kazan, 420064, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-7148-8862.

Natalia A. Cheremina — gastroenterologist, Republican Clinical Hospital of the Ministry of Health of the Republic of Tatarstan; 138/1, Orenburg tract, Kazan, 420064, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-5856-5050.

Dilyara G. Iskhakova — Head of the Department of Gastroenterology, City Clinical Hospital No. 7; 54, Marshal Chuikov str., Kazan, 420103, Russian Federation; ORCID iD 0000-0003-3829-5302.

Diana I. Abdulganieva — Dr. Sc. (Med), Professor, Head of the Department of Hospital Therapy, Kazan State Medical University; 49, Butlerov str., Kazan, 420012, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-7069-2725.

Contact information: Lyutsia M. Kupkenova, e-mail: lkupkenova@mail.ru.

Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any material or method mentioned.

Funding source: the work was conducted within the framework of the Grant of the President of the Russian Federation to support the leading scientific schools of the Russian Federation (НШ-4321.2022.3).

There is no conflict of interests.

Received 07.04.2022.

Revised 04.05.2022.

Accepted 31.05.2022.


Литература
1. WHO. A clinical case definition of post COVID-19 condition by a Delphi consensus, 6 October 2021. (Electronic resource.) URL: https://www.who.int/publications/i/item/WHO-2019-nCoV-Post_COVID-19_condition-Clinical_case_definition-2021.1 (access date: 23.01.2022).
2. Crook H., Raza S., Nowell J. et al. Long covid-mechanisms, risk factors, and management. BMJ. 2021;374:n1648. DOI: 10.1136/bmj.n1648.
3. Salvatori S., Baldassarre F., Mossa M., Monteleone G. Long COVID in Inflammatory Bowel Diseases. J Clin Med. 2021;10(23):5575. DOI: 10.3390/jcm10235575.
4. Ивашкин В.Т., Шелыгин Ю.А., Белоусова Е.А. и др. Клинические рекомендации по диагностике и лечению болезни Крона у взрослых (проект). Колопроктология. 2020;19(2(72)):8–38. DOI: 10.33878/2073-7556-2020-19-2-8-38.
5. Ивашкин В.Т., Шелыгин Ю.А., Белоусова Е.А. и др. Проект клинических рекомендаций по диагностике и лечению язвенного колита. Колопроктология. 2019;18(4(70)):7–36. DOI: 10.33878/2073-7556-2019-18-4-7-36.
6. Временные методические рекомендации по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции (COVID-19), версия 15 (22.02.2022).
7. Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 01.07.2021 № 698н «Об утверждении Порядка направления граждан на прохождение углубленной диспансеризации, включая категории граждан, проходящих углубленную диспансеризацию в первоочередном порядке». (Зарегистрирован 07.07.2021 № 64157).
8. Zigmond A.S., Snaith R.P. The hospital anxiety and depression scale. Acta Psychiatr Scand. 1983;67(6):361–370. DOI: 10.1111/j.1600-0447.1983.tb09716.x.
9. Hamilton M. A rating scale for depression. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 1960;23(1):56–62. DOI: 10.1136/jnnp.23.1.56.
10. Золотовская И.А., Шацкая П.Р., Давыдкин И.Л., Шавловская О.А. Астенический синдром у пациентов, перенесших COVID-19. Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2021;121(4):25–30. DOI: 10.17116/jnevro202112104125.
11. Краткая шкала оценки психического статуса (MMSE) (Электронный ресурс.) URL: https://memini.ru/tests/23789/ (дата обращения: 23.01.2022).
12. Finney G.R., Minagar A., Heilman K.M. et al. Postdischarge persistent symptoms and health-related quality of life after hospitalization for COVID-19. J Infect. 2020;81(6):e4–e6. DOI: 10.1016/j.jinf.2020.08.029.
13. Silva Andrade B., Siqueira S., de Assis Soares W.R. et al. Long-COVID and Post-COVID Health Complications: An Up-to-Date Review on Clinical Conditions and Their Possible Molecular Mechanisms. Viruses. 2021;13(4):700. DOI: 10.3390/v13040700.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.


Предыдущая статья
Следующая статья

Информация на данном сайте предназначена только для специалистов в сфере медицины, фармацевтики и здравоохранения.
Своим согласием Вы подтверждаете что являетесь специалистом в данной области.

Согласен