РМЖ Медицинское обозрение
ISSN 2587-6821 (Print), 2686-9918 (Online)

Особенности течения синдрома раздраженного кишечника при присоединении синдрома избыточного бактериального роста

Импакт фактор - 0,614*

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г. 



РМЖ. Медицинское обозрение. №5 от 29.06.2022 стр. 232-236

DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-5-232-236

Рубрика: Гастроэнтерология

Цель исследования: изучить частоту и особенности клинического течения синдрома избыточного бактериального роста (СИБР) у больных с синдромом раздраженного кишечника (СРК).

Материал и методы: в исследование включено 100 пациентов с установленным диагнозом СРК. Их возраст колебался от 18 до 68 лет, средний возраст составил 33,5 [26; 46,25] года. Все пациенты были разделены на 2 группы: с диареей (СРК-Д) и без диареи (СРК-БД). В группу с СРК-Д было включено 54 пациента (средний возраст 36 [23,0; 49,5] лет), в группу с СРК-БД — 46 пациентов (средний возраст 37 [24,5; 49,5] лет). Всем больным был проведен водородный дыхательный тест для верификации СИБР на аппарате Gastro+ с использованием лактулозы. Положительными результатами считают уровень более 20 ppm при наличии двойного пика уровней водорода (первый — в пределах 90 мин) или устойчивый рост более чем на 12 ppm по сравнению с исходным уровнем водорода, что свидетельствует о наличии СИБР. Оценивались клинические анамнестические, лабораторные показатели, показатели качества жизни с помощью общего (SF-36) и специфического (QOL) опросников.

Результаты исследования: частота встречаемости СИБР в тонкой кишке у больных с СРК составила 32%: при СРК-Д — 37%, при СРК-БД — 28%. Согласно результатам многофакторного анализа наличие флатуленции повышает шансы выявления СИБР у больных с СРК в 110,9 раза. Согласно результатам однофакторного анализа у пациентов с СРК были выявлены универсальные клинические ассоциации СИБР со вздутием, флатуленцией, тошнотой, слабостью, плаксивостью и раздражительностью. Для пациентов с СРК и СИБР характерно наличие стеатоза печени (отношение шансов 1,75; 95% доверительный интервал 1,01–3,99, p=0,037). Применение лоперамида у пациентов с СРК-Д ассоциировано с повышением риска развития СИБР в 2,2 раза. Наличие СИБР у больных с СРК ассоциировано со снижением качества жизни по большинству шкал общего опросника (SF-36), отражающих как физическое, так и психическое здоровье, и специализированного опросника (QOL).

Выводы: наличие СИБР у больных с СРК может имитировать обострение и приводить к назначению неадекватной терапии.

Ключевые слова: синдром раздраженного кишечника, синдром избыточного бактериального роста, водородный дыхательный тест, качество жизни.




Для цитирования: Кулыгина Ю.А., Осипенко М.Ф. Особенности течения синдрома раздраженного кишечника при присоединении синдрома избыточного бактериального роста. РМЖ. Медицинское обозрение. 2022;6(5):232-236. DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-5-232-236.

Yu.A. Kulygina, M.F. Osipenko

Novosibirsk State Medical University, Novosibirsk, Russian Federation

Aim: to assess the rate and pattern of the clinical course of small intestinal bacterial overgrowth (SIBO) in irritable bowel syndrome (IBS).

Patients and Methods: this study enrolled 100 patients aged 18–68 (mean age 33.5 [26; 46.25] years) with established IBS. The patients were divided into two groups. The IBS with diarrhea (IBS+D) group included 54 patients (mean age 36 [23.0; 49.5] years). The IBS without diarrhea (IBS–D) group included 46 patients (mean 37 [24.5; 49.5] years). All patients underwent lactulose hydrogen breath test using Gastroplus+ monitor to establish SIBO. A positive lactulose hydrogen breath test (a rise of ≥20 ppm by 90 min with dual-peak profile or a steady growth of ≥12 ppm from baseline in hydrogen) suggested SIBO. Medical history, clinical and lab tests, and the parameters of the quality of life (QoL) using SF-36 and QOL questionnaires were evaluated.

Results: the occurrence of SIBO in patients with IBS was 32%, i.e., 37% in the IBS+D group and 28% in the IBS–D group. Multivariate analysis has demonstrated that flatulence in IBS increases the chances of having SIBO by 110.9 times. Univariate analysis revealed universal clinical associations of SIBO with bloating, flatulence, nausea, weakness, tearfulness, and irritability in IBS. Hepatic steatosis is typical for IBS with SIBO (OR=1.75, 95% CI 1.01–3.99, p=0.037). The use of loperamide in IBS+D is associated with a 2.2-fold increase in SIBO risk. SIBO in IBS is associated with a reduction in QoL, as demonstrated by most SF-36 scales (physical and emotional health) and QOL.

Conclusions: SIMO in IBS mimics exacerbation, thereby resulting in the prescription of inadequate treatment.

Keywords: irritable bowel syndrome, small intestinal bacterial overgrowth, hydrogen respiratory test, quality of life.

For citation: Kulygina Yu.A., Osipenko M.F. Course of irritable bowel syndrome associated with small intestinal bacterial overgrowth. Russian Medical Inquiry. 2022;6(5):232–236 (in Russ.). DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-5-232-236.


Введение

Синдром раздраженного кишечника (СРК) является одним из наиболее распространенных функциональных желудочно-кишечных расстройств и отмечается у 11% взрослого населения во всем мире. Из-за отсутствия специфических и чувствительных диагностических биомаркеров СРК диагностируется по клиническим критериям — в настоящее время по Римским критериям IV пересмотра [1, 2]. СРК характеризуется болью в животе, ассоциированной с дефекацией, изменениями консистенции и/или частоты стула и сопровождается другими гастроинтестинальными симптомами, включающими вздутие живота, метеоризм, флатуленцию и др. Вопросы участия микрофлоры в развитии СРК широко обсуждаются в последнее время. Одной из патологических ситуаций, относящихся к изменению микробиоты и имеющих четкие диагностические критерии, является синдром избыточного бактериального роста (СИБР). Диагностика СИБР заключается в выявлении ≥103 колониеобразующих единиц на 1 мл (КОЕ/мл) аспирата тощей кишки путем культивирования [3–7]. С учетом инвазивности метода, большой частоты ошибок при отборе проб основным альтернативным методом диагностики СИБР является водородный дыхательный тест (ВДТ).

СРК является более частой причиной обращения за медицинской помощью, чем сахарный диабет, артериальная гипертония или бронхиальная астма [8]. Несмотря на наличие разнообразных вариантов лечения СРК, удовлетворенность терапией является неоптимальной как для пациента, так и для врача [9–12]. Большое клиническое исследование, проведенное A. Rezaie et al. [13], демонстрирует высокую частоту перекреста СИБР и СРК, а также разный положительный ответ на терапию рифаксимином (59,7% при наличии СИБР и только 25,8% у больных с СРК без СИБР (р=0,002)). Наличие СИБР влияет на выбор лекарственных препаратов для лечения СРК [14].

Цель исследования: изучить частоту и особенности клинического течения СИБР у больных с СРК.

Материал и методы

В исследование было включено 100 пациентов (61 (61,0%) женщина и 39 (39,0%) мужчин) с установленным диагнозом СРК. Возраст пациентов колебался от 18 до 68 лет, средний возраст составил 33,5 [26; 46,25] года.

Все пациенты с СРК были разделены на 2 группы: с диареей (СРК-Д) и без диареи (СРК-БД). В группу с СРК-Д было включено 54 пациента (средний возраст 36 [23,0; 49,5] лет), в группу СРК-БД — 46 пациентов (средний возраст 37 [24,5; 49,5] лет). Отличий между группами пациентов с СРК-Д и СРК-БД по возрасту, массе тела, ИМТ, длительности заболевания выявлено не было.

Всем больным был проведен ВДТ для верификации СИБР на аппарате Gastro+ с использованием лактулозы [3, 5]. При проведении теста после измерения базального уровня водорода в выдыхаемом воздухе пациентам давали выпить лактулозу в дозе 15 мл (10 г), растворенной в 200 мл воды. Измерение концентрации водорода в выдыхаемом воздухе проводилось натощак и через 15, 30, 60, 90, 120 мин. Положительными результатами считают уровень более 20 ppm при наличии двойного пика уровней водорода (первый — в пределах 90 мин) или устойчивый рост более чем на 12 ppm по сравнению с исходным уровнем водорода, что свидетельствует о наличии СИБР.

Оценивались клинические показатели, включая визуальную аналоговую шкалу (ВАШ) в баллах от 0 до 10 при оценке выраженности симптомов, анамнестические, лабораторные показатели. Были проанализированы показатели качества жизни у больных с СРК в зависимости от наличия или отсутствия СИБР с помощью анкеты SF-36 [15] и специфического опросника QoL [16].

Все статистические расчеты проводились в программе Rstudio (version 0.99.879 RStudio, Inc., США). Дескриптивные характеристики представлены как медиана (1-й квартиль, 3-й квартиль) для числовых данных, процент для категориальных данных с вычислением границ доверительных интервалов (ДИ) по формуле Вильсона. Для статистической проверки гипотез о равенстве числовых характеристик выборочных распределений в сравниваемых группах использовался непарный U-критерий Манна — Уитни. Для сравнения бинарных и категориальных показателей применялся точный двусторонний критерий Фишера. Многофакторной логистической регрессией выявлялись значимые предикторы СИБР. Оптимальные модели многофакторных регрессий строились методами прямого и обратного шага. Проверка статистических гипотез проводилась при критическом уровне значимости р=0,05, т. е. различие считалось статистически значимым, если p<0,05.

Результаты и обсуждение

У 32 больных с СРК был выявлен СИБР, что составило 32%. Статистически незначимо выявлена более высокая частота встречаемости СИБР у больных с СРК-Д — 37% случаев (n=20) по сравнению с пациентами с СРК-БД — 28% случаев (n=12). Взаимосвязь между СИБР и СРК была описана в метаанализе [17], включившем 25 исследований с дизайном «случай — контроль» с участием 3192 больных с СРК и 3320 лиц из группы контроля. Представленные результаты продемонстрировали распространенность СИБР при СРК, составившую 31,0% (95% ДИ 29,4–32,6). При сравнении показателей СИБР только с группой контроля отношение шансов (ОШ) увеличилось до 4,9 (95% ДИ 2,8–8,6, р=0,001).

Несколько более высокие показатели СИБР наблюдались в исследовании [3], в котором использовался ВДТ, а не аспирация из тонкой кишки (35,5% против 33,5% соответственно). Частота СИБР у больных с СРК была самой высокой для СРК-Д — 35,5% (95% ДИ 32,7–40,3) по сравнению с частотой СИБР при СРК c запорами — 22,5% (95% ДИ 18,1–26,9) или при СРК со смешанным нарушением стула — 25,2% (95% ДИ 22,2–28,4).

Зависимости результатов ВДТ от пола, возраста и роста больных в нашем исследовании выявлено не было. Также не была установлена зависимость результатов ВДТ от длительности заболевания, приема спазмолитиков (в течение 1 мес. до включения в исследование). Однако больные с СРК-Д с наличием СИБР чаще, чем больные с СРК-Д без СИБР, принимали противодиарейные препараты (лоперамид) (р=0,022). Статистически значимо отличалось среднее количество дефекаций в сутки у больных с наличием СИБР и без СИБР (5 против 2, р<0,001).

Статистически значимо чаще у больных с наличием СИБР по сравнению с больными без СИБР встречались вздутие, флатуленция, слабость, тошнота, раздражительность и плаксивость (табл. 1).

Таблица 1. Частота гастроинтестинальных симптомов у больных с СРК в зависимости от наличия или отсут- ствия СИБР, % Table 1. The rate of GI symptoms in patients with IBS based on the presence/absence of SIBO, %

Также у больных с наличием СИБР чаще, чем у больных без СИБР, встречается более выраженная абдоминальная боль, оцениваемая по шкале ВАШ. Так, частота «умеренной» абдоминальной боли у больных с СИБР составляет 78%, у больных без СИБР — 22% (р=0,015), что свидетельствует о том, что присоединение СИБР ухудшает клинические проявления.

Статистически значимо частота встречаемости вздутия выше у больных с наличием СИБР, чем без СИБР. Так, вздутие «ежедневно» встречается с частотой 96% у больных с СИБР против 22% у больных без СИБР (р<0,001). Выше и частота встречаемости флатуленции среди больных с СИБР, чем без СИБР: «ежедневно» встречается у 100% больных с СИБР против 33% больных без СИБР (р<0,001). У больных с СИБР наблюдалось снижение массы тела (в течение 1 мес. до включения в исследование) в 28% случаев (р<0,001). При этом снижения массы тела у больных без СИБР выявлено не было. Частота стеатоза печени у больных с СИБР выше, чем у больных с СРК без СИБР, — стеатоз диагностировался в 25% и 2% случаев соответственно (р=0,028).

Были выявлены ассоциации между клиническими симптомами и синдромами и наличием СИБР у больных с СРК. Так, увеличение частоты диареи в сутки на 1 раз повышает шанс выявления СИБР в 4,36 раза (95% ДИ 2,37–10,08, p<0,001). Наличие абдоминальной боли с частотой «ежедневно» ассоциировано с наличием СИБР (ОШ 3,34, 95% ДИ 1,22–10,83, p=0,027). Наличие абдоминального дискомфорта у больных с СРК выраженности «сильный» повышает риск развития СИБР в 6,23 раза (95% ДИ 1,33–44,56, p=0,32). Наличие вздутия у больных с СРК повышало риск развития СИБР в 35,4 раза (95% ДИ 11,7–128,43, p<0,001). Построение многофакторной модели логистической регрессии выявило, что флатуленция у больных с СРК ассоциирована с повышением шансов выявления СИБР в 110,9 раза (95% ДИ 28,11–627,5, p<0,001). Наличие тошноты у больных с СРК повышает шансы развития СИБР в 7,62 раза (95% ДИ 1,64–4,32, p=0,017).

Были выявлены ассоциации между СИБР и наличием общеклинических синдромов: слабости, раздражительности и плаксивости. Так, наличие симптома слабости у больных с СРК повышает шансы развития СИБР в 12,74 раза (95% ДИ 4,64–38,84, p<0,001), наличие повышенной раздражительности — в 2,71 раза (95% ДИ 1,12–6,98, p=0,031), плаксивости — в 6,26 раза (95% ДИ 1,85–24,97, p=0,005).

У больных с СРК и СИБР показатели большинства шкал SF-36, отражающих как физическое, так и психическое здоровье, достоверно ниже, чем показатели у пациентов без СИБР (табл. 2).

Таблица 2. Показатели качества жизни по шкалам опросника SF-36 (в баллах) у больных с СРК в зависимости от нали- чия или отсутствия СИБР (Me [Q1; Q3]) Table 2. The parameters of the quality of life (SF-36, score) in patients with IBS based on the presence

У больных с наличием СИБР количество баллов по опроснику IBS-QOL было статистически выше, чем у больных без СИБР (102 против 86, p<0,001).

У больных с СРК СИБР ассоциирован с наличием стеатоза печени (ОШ 1,75–2,34, 95% ДИ 1,01–3,99, p=0,037). В настоящее время широко обсуждаются вопросы участия кишечной микробиоты, нарушения кишечного барьера, дисмотильности кишечника и дисфункции оси «мозг — кишечник» в патогенезе неалкогольной жировой болезни печени [18–20].

Применение лоперамида у больных с СРК-Д повышает шансы наличия СИБР в 2,2 раза (95% ДИ 1,27–3,51, p=0,019). Известно, что механизм действия лоперамида заключается в том, что препарат, связываясь с опиоидными рецепторами кишечной стенки, подавляет высвобождение ацетилхолина и простагландинов, снижая тем самым тонус и моторику гладкой мускулатуры кишечника. Это приводит к замедлению перистальтики и увеличению времени прохождения кишечного содержимого, что является фактором риска развития СИБР.

Таким образом, наличие СИБР у больных СРК может имитировать обострение и приводить к назначению неадекватной терапии.

Выводы

Частота встречаемости СИБР в тонкой кишке у больных с СРК составила 32%: при СРК-Д — 37%, при СРК-БД — 28%.

Согласно результатам многофакторного анализа наличие флатуленции повышает шансы выявления СИБР для больных с СРК в 110,9 раза.

Согласно результатам однофакторного анализа у больных с СРК были выявлены универсальные клинические ассоциации СИБР со вздутием, флатуленцией, тошнотой, слабостью, плаксивостью и раздражительностью.

У больных с СРК выявлена ассоциация СИБР с наличием стеатоза печени (ОШ 1,75; 95% ДИ 1,01–3,99, p=0,037).

Применение лоперамида у больных с СРК-Д ассоциировано с повышением риска развития СИБР в 2,2 раза.

Наличие СИБР у больных с СРК ассоциировано со снижением качества жизни по большинству шкал общего опросника (SF-36), отражающих как физическое, так и психическое здоровье, и специализированного опросника (IBS-QOL).


Сведения об авторах:

Кулыгина Юлия Александровна — ассистент кафедры пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России; 630005, Россия, г. Новосибирск, Красный пр-т, д. 52; ORCID iD 0000-0002-4202-9130.

Осипенко Марина Федоровна — заведующая кафедрой пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России; 630005, Россия, г. Новосибирск, Красный пр-т, д. 52; ORCID iD 0000-0002-9696-1302.

Контактная информация: Кулыгина Юлия Александровна, e-mail: yu_blinova@mail.ru.

Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах.

Конфликт интересов отсутствует.

Статья поступила 27.03.2022.

Поступила после рецензирования 19.04.2022.

Принята в печать 18.05.2022.


About the authors:

Yuliya A. Kulygina — assistant of the Department of the Propaedeutics of Internal Diseases, Novosibirsk State Medical University; 52, Krasnyi av., Novosibirsk, 630091, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-4202-9130.

Marina F. Osipenko — Head of the Department of the Propaedeutics of Internal Diseases, Novosibirsk State Medical University; 52, Krasnyi av., Novosibirsk, 630091, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-9696-1302. Contact information: Yuliya A. Kulygina, e-mail: yu_blinova@mail.ru.

Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any material or method mentioned.

There is no conflict of interests.

Received 27.03.2022.

Revised 19.04.2022.

Accepted 18.05.2022.


Литература
1. Drossman D.A., Hasler W.L. Rome IV-functional GI disorders: disorders of gut–brain interaction. Gastroenterology. 2016;150:1257–1261. DOI: 10.1053/j.gastro.2016.03.035.
2. Гаус О.В., Ливзан М.А., Осипенко М.Ф. Синдром раздраженного кишечника: как не допустить ошибок? Фарматека. 2020;27(2):75–79. DOI: 10.18565/pharmateca.2020.2.75-79.
3. Takakura W., Pimentel M. Small Intestinal Bacterial Overgrowth and Irritable Bowel Syndrome — An Update. Front Psychiatry. 2020;11:664–669. DOI: 10.3389/fpsyt.2020.00664.
4. Rezaie A., Buresi M., Lembo A. et al. Hydrogen and Methane-Based Breath Testing in Gastrointestinal Disorders: The North American Consensus. Am J Gastroenterol. 2017;112(5):775–784. DOI: 10.1038/ajg.2017.46.
5. Pimentel M., Saad R.J., Long M.D., Rao S.S.C. ACG Clinical Guideline: Small Intestinal Bacterial Overgrowth. Am J Gastroenterol. 2020;115:165–178. DOI: 10.14309/ajg.0000000000000501.
6. Осипенко М.Ф., Скалинская М.И., Кулыгина Ю.А. и др. Что мы знаем о синдроме избыточного бактериального роста. Медицинский совет. 2016;9:70–74. DOI: 10.21518/2079-701X-2016-9-70-74.
7. Ливзан М.А., Осипенко М.Ф. Синдром перекреста функциональных заболеваний пищеварительного тракта. РМЖ. 2012;20(15):768–770.
8. Zhuang X., Xiong L., Li L. et al. Alterations of gut microbiota in patients with irritable bowel syndrome: a systematic review and meta-analysis. J Gastroenterol Hepatol. 2017;32:28–38. DOI: 10.1111/jgh.13471.
9. Ахмедов В.А., Орлов И.Н., Гаус О.В. Современные методы реабилитации пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Терапия. 2017;3(13):49–55.
10. Moayyedi P., Mearin F., Azpiroz F. et al. Irritable bowel syndrome diagnosis and management: a simplified algorithm for clinical practice. United Eur Gastroenterol J. 2017;5:773–788. DOI: 10.1177/2050640617731968.
11. Гаус О.В., Ливзан М.А. СРК: что мы знаем о симптомах сегодня? Consilium Medicum. 2019;21(8):42–48. DOI: 10.26442/20751753.2019.8.190512.
12. Ford A.C., Lacy B.E., Talley N.J. Irritable bowel syndrome. N Engl J Med. 2017;376:2566–2578. DOI: 10.1056/NEJMra1607547.
13. Rezaie A., Heimanson Z., McCallum R., Pimentel M. Lactulose Breath Testing as a Predictor of Response to Rifaximin in Patients With Irritable Bowel Syndrome With Diarrhea. Am J Gastroenterol. 2019;114(12):1886–1893. DOI: 10.14309/ajg.0000000000000444.
14. Gupta A., Chey W.D. Breath Testing for Small Intestinal Bacterial Overgrowth: A Means to Enrich Rifaximin Responders in IBS Patients? Am J Gastroenterol. 2016;111(3):305–306. DOI: 10.1038/ajg.2016.32.
15. Lins L., Carvalho F.M. SF-36 total score as a single measure of health-related quality of life: Scoping review. SAGE Open Med. 2016;4(4):1–12. DOI: 10.1177/2050312116671725.
16. Rodriguez F. Quality of life in patients with irritable bowel syndrome. Psychology in Spain. 2003;7(1):66–76.
17. Shah A., Talley N.J., Jones M. et al. Intestinal Bacterial Overgrowth in Irritable Bowel Syndrome: A Systematic Review and Meta-Analysis of Case-Control Studies. Am J Gastroenterol. 2020;115:190–201. DOI: 10.14309/ajg.0000000000000504.
18. Purssell H., Whorwell P.J., Athwal V.S., Vasant D.H. Non-alcoholic fatty liver disease in irritable bowel syndrome: More than a coincidence? World J Hepatol. 2021;13(12):1816–1827. DOI: 10.4254/wjh.v13.i12.1816.
19. Shin A., Xu H., Imperiale T.F. Associations of chronic diarrhoea with non-alcoholic fatty liver disease and obesity-related disorders among US adults. BMJ Open Gastroenterol. 2019;6:e000322. DOI: 10.1136/bmjgast-2019-000322.
20. Singh S.P., Kar S.K., Panigrahi M.K. et al. Profile of patients with incidentally detected nonalcoholic fatty liver disease (IDNAFLD) in coastal eastern India. Trop Gastroenterol. 2013;34:144–152. DOI: 10.7869/tg.118.
21. Jones-Pauley M., Franco L., Tamimi O. et al. Irritable bowel syndrome symptoms in non-alcoholic fatty liver disease patients are an indicator of depression and anxiety. Gastroenterology. 2020;158(6):S1429. DOI: 10.1016/S0016-5085(20)34239-6.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.


Предыдущая статья
Следующая статья

Информация на данном сайте предназначена только для специалистов в сфере медицины, фармацевтики и здравоохранения.
Своим согласием Вы подтверждаете что являетесь специалистом в данной области.

Согласен