РМЖ Медицинское обозрение
ISSN 2587-6821 (Print), 2686-9918 (Online)

Новые подходы к ведению пациентов с синдромом раздраженного кишечника

Импакт фактор - 0,614*

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г. 



РМЖ «Медицинское обозрение» №6 от 24.09.2021 стр. 391-397

DOI: DOI: 10.32364/2587-6821-2021-5-6-391-397

Рубрика: Гастроэнтерология

Цель исследования: оценить эффективность и безопасность применения препарата Колофорт® в терапии больных с синдромом раздраженного кишечника (СРК) среднетяжелого и легкого течения.

Материал и методы: проведено открытое когортное проспективное плацебо-контролируемое исследование с включением 30 пациентов (средний возраст 30,7±7,8 года) с установленным диагнозом СРК. Контрольную группу составили 10 практически здоровых добровольцев. Препарат Колофорт® назначался курсом 12 нед. по 2 таблетки 2 р/сут. Всем пациентам до и после курса терапии проводилась оценка основных клинических симптомов СРК, а также оценка выраженности тревоги и депрессии, уровня специфической тревоги в отношении гастроинтестинальных симптомов и качества жизни. У здоровых добровольцев и пациентов с СРК определяли уровни кортизола в утренней и вечерней порциях слюны.

Результаты исследования: исходно у пациентов с СРК выявлены высокий уровень тревоги и депрессии, высокий индекс висцеральной чувствительности, низкое качество жизни. У больных СРК уровень кортизола в утренней и вечерней порциях слюны до лечения был статистически значимо выше, чем у здоровых добровольцев (в обоих случаях p<0,05). После 12 нед. терапии отмечены статистически значимое уменьшение тяжести клинических проявлений заболевания (p<0,05) и существенное снижение выраженности депрессии, тревоги, висцеральной гиперчувствительности и повышение качества жизни. После проведения курса терапии у пациентов с СРК отметили существенное снижение уровня кортизола в утренней и вечерней порциях слюны. На фоне терапии зарегистрировано 3 нежелательных явления: головная боль (n=2), тошнота (n=1), которые не потребовали отмены препарата.

Заключение: показана эффективность препарата Колофорт® в лечении пациентов с СРК со среднетяжелым и легким течением заболевания как в отношении основных гастроинтестинальных симптомов, так и в отношении сопутствующих психоэмоциональных нарушений. Хорошая эффективность и переносимость препарата обеспечили высокую приверженность пациентов лечению.

Ключевые слова: синдром раздраженного кишечника, кортизол, стресс, Колофорт, висцеральная чувствительность, тревога.



Для цитирования: Ливзан М.А., Гаус О.В. Новые подходы к ведению пациентов с синдромом раздраженного кишечника. РМЖ. Медицинское обозрение. 2021;5(6):391-397. DOI: DOI: 10.32364/2587-6821-2021-5-6-391-397.

M.A. Livzan, O.V. Gaus

Omsk State Medical University, Omsk, Russian Federation

Aim: to evaluate the efficacy and safety of Kolofort® in the treatment of patients with moderate to mild irritable bowel syndrome (IBS).

Patients and Methods: an open cohort prospective placebo-controlled study was conducted with the inclusion of 30 patients (average age 30.7±7.8 years) with an established diagnosis of IBS. The control group consisted of 10 healthy subjects. Kolofort® was prescribed for a course of 12 weeks, 2 tablets 2 times a day. All patients were evaluated before and after the therapy course for the main clinical symptoms of IBS, as well as the severity of anxiety and depression, the level of specific anxiety regarding GIT symptoms and life quality. Cortisol levels in the morning and evening portions of saliva were determined in healthy subjects and patients with IBS.

Results: initially, patients with IBS had a high level of anxiety and depression, a high index of visceral hyperssensitivity, and a low life quality. In patients with IBS, the cortisol level in the morning and evening portions of saliva before treatment was statistically significantly higher than in healthy subjects (in both cases, p<0,05). After 12 weeks of therapy, there was a statistically significant decrease in the severity of clinical manifestations of the disease (p<0,05), in the severity of depression, anxiety, visceral hypersensitivity and an increase in the life quality. After the therapy course, patients with IBS noted a significant decrease in the cortisol level in the morning and evening portions of saliva. During therapy, 3 adverse events were registered: headache (n=2), nausea (n=1), which did not require drug discontinuation.

Conclusion: the efficacy of Kolofort® in the treatment of patients with IBS with a moderate and mild disease course, both in relation to the main GIT symptoms and concomitant psychoemotional disorders, has been shown. Good efficacy and tolerability of the drug ensured high patient adherence to the treatment.

Keywords: irritable bowel syndrome, cortisol, stress, Kolofort, visceral hyperssensitivity, anxiety.

For citation: Livzan M.A., Gaus O.V. New methods to the patient management with irritable bowel syndrome. Russian Medical Inquiry. 2021;5(6):391–397 (in Russ.). DOI: 10.32364/2587-6821-2021-5-6-391-397.



Введение

Синдром раздраженного кишечника (СРК) считается одним из самых часто встречаемых функциональных гастроинтестинальных расстройств в популяции, распространенность которого в отдельных регионах достигает 15% [1, 2]. На долю пациентов с СРК приходится около 20% всех обращений к специалистам за медицинской помощью [3]. Помимо негативного влияния на повседневную активность и качество жизни пациентов, заболевание является существенным экономическим бременем, ассоциированным с большими затратами на консультации, диагностические тесты, лекарственную терапию, а также со снижением производительности труда среди лиц молодого трудоспособного возраста.

Несмотря на высокую актуальность проблемы и растущее число исследований в этой области, для врачей первичного звена ведение пациентов с СРК по-прежнему представляет собой сложную клиническую задачу по нескольким причинам. Прежде всего, это связано с отсутствием «золотого стандарта» диагностики и строго регламентированных подходов к терапии заболевания. Специфичные клинические признаки и биомаркеры СРК до сих пор не определены, а диагностика полностью основана на оценке соответствия жалоб, предъявляемых пациентом, Римским критериям. При этом в Римских критериях IV пересмотра подчеркивается, что ряд органических заболеваний пищеварительного тракта могут протекать «под маской СРК», что требует тщательного сбора анамнеза, осмотра больного и проведения ограниченного круга лабораторных исследований, а также дополнительных лабораторно-инструментальных исследований, в том числе колоноскопии, при наличии симптомов тревоги («красных флажков»), таких как начало в пожилом возрасте, необъяснимое снижение массы тела, сохранение симптомов в ночные часы, лихорадка, гепатомегалия, спленомегалия, асцит, пальпируемые образования в брюшной полости, анемия, лейкоцитоз, увеличение скорости оседания эритроцитов, наличие крови в кале, отягощенный наследственный анамнез по колоректальному раку (КРР), воспалительным заболеваниям кишечника (ВЗК), целиакии и т. д. [4]. Российские эксперты настаивают на том, что целесообразно рассматривать диагноз СРК как диагноз исключения, поскольку на практике нередко ВЗК, микроскопические колиты и даже КРР протекают с СРК-подобными симптомами при отсутствии симптомов тревоги [5, 6].

Еще одной проблемой, связанной с СРК, является подбор рациональной терапии. В настоящее время в лечении пациентов применяется исключительно симптоматический подход, эффективность которого не превышает 30% [7, 8]. Особые трудности вызывают случаи среднетяжелого и тяжелого течения заболевания, требующие психотерапевтической коррекции, в том числе назначения антидепрессантов и нейролептиков.

Безусловно, в основе симптоматического подхода к ведению пациентов с СРК лежит недостаточное понимание патогенеза заболевания. Общепризнана «биопсихосоциальная модель», согласно которой на развитие СРК оказывают влияние генетика, факторы окружающей среды (инфекции, диета, социальное положение, культура, родительские убеждения), психоневрологические расстройства и изменения физиологии пищеварительного тракта (висцеральная гиперчувствительность, нарушение моторики, повышенная кишечная проницаемость, дисбиоз, воспаление низкой степени активности) [1, 2, 4, 5]. С клиническими проявлениями СРК также тесно связаны стресс и дисфункция вегетативной нервной системы [2, 9]. Показано, что активация гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы в ответ на воздействие различных физических или психологических раздражителей приводит к повышению уровня гормона кортизола, регулирующего реакцию на стресс, в том числе ноцицепцию и моторику на уровне толстой кишки [10, 11].

Огромное количество исследований последних лет сосредоточено на выявлении универсальных механизмов развития СРК и поиске таргетных молекул, воздействие на которые позволило бы повлиять на определенные патогенетические звенья. Одним из препаратов, относящихся к патогенетической терапии функциональных расстройств пищеварительного тракта, в том числе СРК, является отечественный препарат Колофорт® компании «МАТЕРИА МЕДИКА ХОЛДИНГ». Действующее вещество препарата представлено технологически обработанными (высокие разведения) аффинно очищенными антителами к человеческому фактору некроза опухоли-α (ФНО-α), к мозгоспецифическому белку S-100 и гистамину. В качестве вспомогательных веществ используются лактозы моногидрат, целлюлоза микрокристаллическая, магния стеарат. Препарат относится к фармакотерапевтической группе «спазмолитики в комбинации с психотропными препаратами» (код АТХ: А03С) [12]. В экспериментах in vitro и in vivo установлено, что активные компоненты препарата модифицируют взаимодействие ФНО-α, гистамина и белка S-100 с рецепторами путем влияния на экспрессию лиганда и/или активность рецептора. Как следствие, антитела к ФНО-α оказывают противовоспалительное действие [13], тогда как антитела к гистамину, помимо противовоспалительного, обладают спазмолитическим и противоотечным эффектами. Антитела к белку S-100 обеспечивают широкий спектр психотропной активности, в том числе анксиолитическую, антидепрессивную, антиастеническую и ноо­тропную [12]. Сочетанное действие активных компонентов в составе препарата обеспечивает нормализацию моторной функции, а также снижение висцеральной гиперчувствительности толстой кишки, что клинически проявляется уменьшением выраженности абдоминальной боли и восстановлением скорости транзита кишечного содержимого. Кроме того, прием препарата Колофорт® способствует купированию таких сопутствующих симптомов, как вздутие, тенезмы, императивные позывы на дефекацию, чувство неполного опорожнения кишечника, необходимость применения дополнительных усилий при акте дефекации и др.

Эффективность препарата была показана в ряде клинических исследований [14–16]. В июне 2021 г. Колофорт® вошел в клинические рекомендации по СРК, одобренные на заседании научно-практического совета Министерства здравоохранения Российской Федерации, как препарат для уменьшения абдоминальной боли, нормализации частоты стула и консистенции кала с уровнем убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств 3) [5]. Согласно указанным рекомендациям препарат может применяться как в виде монотерапии, так и в комбинации со спазмолитиками и другими лекарственными средствами. Курс лечения в среднем составляет 1–3 мес., при необходимости может быть пролонгирован до 6 мес. Повторный курс приема препарата возможен через 1–2 мес.

Цель исследования — оценить эффективность и безопасность применения препарата Колофорт® в терапии больных с СРК со среднетяжелым и легким течением заболевания.

Материал и методы

Проведено открытое когортное проспективное плацебо-контролируемое исследование с включением 30 пациентов в возрасте от 20 лет до 41 года (средний возраст 30,7±7,8 года) — 25 женщин (83,3%) и 5 мужчин (16,7%) с установленным диагнозом СРК, в соответствии с Римскими критериями IV пересмотра, а также клиническими рекомендациями Российской гастроэнтерологической ассоциации и Ассоциации колопроктологов России.
Протокол исследования одобрен локальным этическим комитетом ФГБОУ ВО ОмГМУ Минздрава России. В зависимости от подтипа заболевания все пациенты основной группы были разделены на 3 подгруппы: СРК с преобладанием диареи (СРК-Д) — 11 (36,7%) человек, СРК с преобладанием запора (СРК-З) — 12 (40%), СРК со смешанным вариантом нарушения моторики (СРК-См) — 7 (23,3%). Контрольную группу составили 10 практически здоровых лиц, сопоставимых по полу и возрасту с пациентами с СРК. Легкое течение заболевания отмечалось у 14 (46,7%) пациентов, среднетяжелое — у 16 (53,3%).

Препарат Колофорт® назначался курсом на 12 нед. по 2 таблетки 2 р/сут. Всем пациентам до и после курса терапии проводилась оценка основных клинических симптомов СРК (абдоминальная боль, запор, диарея) с учетом их интенсивности по балльной системе, где 0 баллов — симптом отсутствует, 1 балл — слабо выражен, 2 балла — умеренно выражен, 3 балла — выражен в значительной степени. Для оценки выраженности тревоги и депрессии использовалась госпитальная шкала тревоги и депрессии HADS (The hospital Anxiety and Depression Scale), разработанная A.S. Zigmond, R.P. Snaith для первичного выявления депрессии и тревоги в условиях общемедицинской практики. Шкала состоит из 2 частей (тревога — HADS-A и депрессия — HADS-В) по 7 утверждений, каждому из которых соответствуют 4 варианта ответов. При общей сумме баллов по какой-либо из частей шкалы от 0 до 7 делался вывод об отсутствии достоверно выраженных симптомов тревоги или депрессии, от 8 до 10 — о субклинически выраженных признаках тревоги или депрессии, 11 баллов и более — о наличии клинически выраженной тревоги или депрессии.

Уровень специфической тревоги в отношении гастроинтестинальных симптомов при СРК определялся с помощью индекса висцеральной чувствительности VSI (Visceral Sensitivity Index), предложенного J. Labus et al. [17, 18]. Опросник VSI содержит 15 утверждений, к которым предлагается несколько ответов в диапазоне от 1 («совершенно согласен») до 6 («совершенно не согласен»). Все ответы пересчитываются в баллы от 0 до 5. Итоговая сумма баллов по опроснику варьирует от 0 до 75, где 0 баллов — отсутствие специфической тревоги, 75 — высокая степень тревоги по поводу гастроинтестинальных симптомов.

Качество жизни пациентов оценивалось по данным опросника IBS-QoL (Irritable Bowel Syndrome Quality of Life), состоящего из 34 утверждений, касающихся проявлений заболевания и степени их влияния на жизнь пациента за прошедший месяц [19]. Каждому утверждению соответствуют 5 вариантов ответов, оцениваемых от 1 до 5 баллов. Общая сумма баллов по опроснику трансформируется в шкалу от 0% до 100% по формуле:

                         391-1.png

При этом чем выше показатель, тем лучше качество жизни.

Кроме того, всем пациентам дважды (до начала терапии и после ее завершения) проводилось исследование уровня кортизола в слюне методом иммуноферментного анализа с помощью тест-системы Cortisol Saliva ELISA (Diagnostics Biochem Canada Inc, Канада). Среднее значение показателя, по данным обследования 10 практически здоровых лиц, составило 18,86 [18,39; 22,58] нг/мл в утренние часы и 8,03 [6,38; 10,34] нг/мл — в вечерние.

Статистический анализ полученных данных проведен с использованием пакетов прикладных программ Microsoft Excel и Statistica v.6.1 (русифицированная версия). Для всех количественных признаков в сравниваемых группах проводилась оценка средних арифметических и стандартных ошибок среднего, а также медианы (Ме), 25-го и 75-го процентилей (Р25 и Р75 соответственно). Для сравнения двух независимых групп по количественным признакам использовали критерий Манна — Уитни (U), для сравнения двух зависимых групп — критерий Уилкоксона (H). Степень взаимосвязи между двумя переменными устанавливали методом корреляционного анализа Спирмена с определением коэффициента ранговой корреляции (rs). Результаты считались статистически значимыми при p<0,05.

Результаты и обсуждение

Распределение участников исследования по полу и возрасту приведено в таблице 1. При анализе полученных данных выявлен высокий уровень тревоги и депрессии среди пациентов с СРК. Так, признаки тревоги отмечались у 20 (66,7%) лиц, при этом у 7 (35%) из них суммарное количество баллов по HADS-A превышало 11, что свидетельствует о наличии клинически выраженной тревоги. Субклинические признаки депрессии определялись у 8 (26,7%) пациентов, еще у 3 (10%) отмечена клинически выраженная депрессия. Средняя сумма баллов по шкале HADS-A составила 8 [6,25; 10,25], по шкале HADS-D — 7 [6; 8,25]. Повышенная частота выявления тревожно-депрессивных расстройств среди пациентов с СРК показана в большом количестве исследований [20, 21]. Однако, учитывая двунаправленный характер связи «кишечник — мозг», до сих пор дискутабельным остается вопрос о том, что первично в дебюте заболевания — возникновение гастроинтестинальных симптомов или психоневрологических нарушений. Кроме того, признаки тревоги достоверно чаще выявлялись в подгруппе СРК-Д, тогда как депрессия была более характерна для пациентов с СРК-З. Выявленный факт также согласуется с имеющимися в современной литературе данными [20, 22]. При этом сумма баллов как по шкале HADS-A, так и по шкале HADS-D коррелировала со степенью тяжести СРК (rs=0,439, p<0,05 и rs=0,506, p<0,05 соответственно).

Таблица 1. Распределение участников исследования по полу и возрасту Table 1. Distribution of study subjects by gender and age

Известно, что для пациентов с СРК характерен феномен висцеральной гиперчувствительности. Такие больные имеют более низкий болевой порог (висцеральная гипер­алгезия) или повышенную чувствительность кишечника к непатологическим стимулам (аллодиния), что подтверждено исследованиями с применением баллонного теста [4]. Индекс висцеральной чувствительности VSI среди включенных в наше исследование пациентов с СРК составил 40 [34; 43,5] баллов. Висцеральная гиперчувствительность признана одним из ключевых патогенетических механизмов формирования абдоминальной боли при СРК [2, 23].

Вместе с тем при СРК наблюдается значительное снижение качества жизни. В проведенном нами исследовании суммарный показатель IBS-QoL в основной группе составил 64 балла.

Среднее значение уровня кортизола слюны по данным обследования 10 практически здоровых лиц составило 18,86 [18,39; 22,58] нг/мл в утренние часы и 8,03 [6,38; 10,34] нг/мл — в вечерние. При исследовании уровня кортизола в слюне больных СРК выявлено статистически значимое его повышение как в утренней порции, так и в вечерней по сравнению с показателями в контрольной группе (U=75,3, p<0,05 и U=40,6, p<0,05 соответственно). Аналогичные данные были получены и в других работах [9–11]. Секретируемый корой надпочечников гормон кортизол считается косвенным показателем активности симпато­адреналовой системы, в том числе в ответ на психологический стресс, являющийся важным патогенетическим фактором СРК [9]. Установлено, что кортизол стимулирует иммунный ответ по Th2-пути в слизистой оболочке толстой кишки, в результате чего в ней увеличивается количество тучных клеток [24, 25]. В свою очередь, высвобождающиеся в процессе дегрануляции тучных клеток гистамин, серотонин и протеазы вызывают возбуждение афферентных нейронов энтеральной нервной системы и развитие гастроинтестинальных симптомов при СРК [26–28]. При сравнении пациентов по группам оказалось, что наиболее высокий уровень утреннего и вечернего кортизола характерен для пациентов с СРК-Д.

Однако статистически значимые различия при попарном сравнении всех групп были получены только по показателю утреннего (базального) кортизола. При этом высокий уровень кортизола в утренней порции слюны в группе СРК-Д коррелировал с тяжелым течением заболевания (rs=0,674, p<0,05) и более низким качеством жизни по опроснику IBS-QoL (rs=0,501, p<0,05). Ранее было показано, что именно высокий уровень кортизола после пробуждения способствует развитию гастроинтестинальных симптомов при СРК, и эта связь реализуется только в условиях хронического психологического стресса [11]. Кроме того, среди пациентов с СРК-Д наблюдался и самый высокий показатель индекса VSI, который также был ассоциирован с уровнем кортизола в слюне, собранной в ранние утренние часы (rs=-0,583, p<0,05).

После 12 нед. терапии препаратом Колофорт® отмечено значительное уменьшение клинических проявлений заболевания — снижение выраженности абдоминальной боли (Н=38,54, p<0,05), запора (Н=62,17, p<0,05) и диареи (Н=74,86, p<0,05) среди всех включенных пациентов с СРК. К окончанию срока терапии нормализация стула была достигнута у 25 (83,3%) пациентов. Средняя сумма баллов по шкале HADS-A снизилась до 6 [5; 8], по шкале HADS-D — также до 6 [5; 7]. Число лиц с признаками тревоги сократилось до 10 (33,3%), с проявлениями депрессии — до 5 (16,7%). Кроме того, на фоне терапии отмечалось снижение висцеральной гиперчувствительности (Н=49,36, p<0,05) и повышение качества жизни (Н=49,36, p<0,05). Среднее значение индекса VSI через 12 нед. от начала терапии уменьшилось до 19 [18, 23, 26], оценка по опроснику IBS-QoL достигла 80 [77,25; 85,25]. Показано, что улучшение показателя по шкале IBS-QoL на 14% и более является клинически значимым эффектом терапии [29]. Аналогичная закономерность в виде повышения порога висцеральных болевых ощущений и качества жизни на фоне терапии сохранялась и при анализе данных показателей по группам в зависимости от подтипа заболевания (табл. 2).

Таблица 2. Динамика суммарных показателей индексов висцеральной чувствительности VSI и качества жизни IBS-QoL до и после терапии препаратом Колофорт® среди участников исследования по группам, Ме [Р25; Р75] % Table 2. Dynamics of total indicators of the vi

Подобные результаты были получены и в ряде других клинических исследований препарата [14–16]. Предполагается, что его анксиолитический и антидепрессивный эффекты опосредованы действием технологически обработанных антител к белку S-100, обладающим широким спектром психотропной активности.

Интересно, что терапия препаратом Колофорт® сопровождалась снижением уровня кортизола в слюне как в утренней порции, так и в вечерней. Безусловно, нормализация содержания кортизола отражает улучшение психоэмоционального фона и повышение стрессоустойчивости среди участников исследования, что является обязательным компонентом стратегии ведения пациентов с СРК. Предположительно данный эффект также может быть реализован за счет наличия технологически обработанных антител к белку S-100 в составе препарата. Динамика концентрации кортизола в слюне до и после терапии у пациентов с СРК по группам представлена в таблице 3.

Колофорт® продемонстрировал хорошую переносимость, что крайне важно для обеспечения высокой приверженности пациентов лечению [30]. На фоне терапии зарегистрировано 3 нежелательных явления: головная боль (n=2), тошнота (n=1), которые не потребовали отмены препарата.

Заключение 

В проведенном нами открытом когортном проспективном контролируемом исследовании препарат Колофорт® продемонстрировал высокую клиническую эффективность в лечении пациентов с СРК со среднетяжелым и легким течением заболевания как в отношении основных гастроинтестинальных симптомов (уменьшение выраженности абдоминальной боли, нормализация стула), так и в отношении сопутствующих психоэмоциональных нарушений (снижение суммарного балла по шкалам HADS-A и HADS-D). Кроме того, прием препарата Колофорт® приводил к снижению уровня кортизола в слюне, что ассоциировалось с улучшением психоэмоционального фона, в первую очередь с устранением признаков тревоги, и снижением висцеральной гиперчувствительности. По завершении курса терапии отмечено статистически значимое повышение качества жизни. В целом хорошая эффективность и переносимость препарата обеспечили высокую приверженность пациентов лечению.


Благодарность

Редакция благодарит компанию ООО «НПФ «МАТЕРИА МЕДИКА ХОЛДИНГ» за оказанную помощь в технической редактуре настоящей публикации.

Aknowledgement

The technical edition is supported by to NPF MATERIA MEDICA HOLDING LLC.


Сведения об авторах:

Ливзан Мария Анатольевна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой факультетской терапии и гастроэнтерологии, ректор; ФГБОУ ВО ОмГМУ Минздрава России; 644099, Россия, г. Омск, ул. Ленина, д. 12; ORCID iD 0000-0002-6581-7017.

Гаус Ольга Владимировна — к.м.н., доцент кафедры факультетской терапии и гастроэнтерологии, начальник управления по развитию регионального здравоохранения и медицинской деятельности; ФГБОУ ВО ОмГМУ Мин­здрава России; 644099, Россия, г. Омск, ул. Ленина, д. 12; ORCID iD 0000-0001-9370-4768.

Контактная информация: Гаус Ольга Владимировна, e-mail: gaus_olga@bk.ru.

Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах.

Конфликт интересов отсутствует.

Статья поступила 12.07.2021.

Поступила после рецензирования 04.08.2021. 

Принята в печать 27.08.2021. 

About the authors:

Maria A. Livzan — Dr. Sc. (Med.), Professor, Head of the Department of Faculty Therapy and Gastroenterology, Rector, Omsk State Medical University; 12, Lenina str., Omsk, 644099, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-6581-7017.

Olga V. Gaus — C. Sc. (Med.), Associate Professor of the Department of Faculty Therapy and Gastroenterology, Head of the Department for the Development of Regional Healthcare and Medical Activities, Omsk State Medical University; 12, Lenina str., Omsk, 644099, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-9370-4768.

Contact information: Olga V. Gaus, e-mail: gaus_olga@bk.ru

Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any material or method mentioned.

There is no conflict of interests.

Received 12.07.2021. 

Revised 04.08.2021. 

Accepted 27.08.2021. 



Литература
1. Маев И.В., Черемушкин С.В., Кучерявый Ю.А., Черемушкина Н.В. Синдром раздраженного кишечника. Римские критерии IV. Consilium Medicum. 2016;18(8):79–85.
2. Гаус О.В., Ливзан М.А. СРК: что мы знаем о симптомах сегодня? Consilium Medicum. 2019;21(8):42–48. DOI: 10.26442/20751753.2019.8.190512.
3. Malagelada J.R., Malagelada C. Mechanism-Oriented Therapy of Irritable Bowel Syndrome. Adv Ther. 2016;33:877–893. DOI: 10.1007/s12325-016-0336-3.
4. Schmulson M.J., Drossman D.A. What Is New in Rome IV. J Neurogastroenterol Motil. 2017;23(2):151–163. DOI: 10.5056/jnm16214.
5. Клинические рекомендации Министерства здравоохранения Российской Федерации. Синдром раздраженного кишечника. (Электронный ресурс.) URL: https://cr.minzdrav.gov.ru/schema/190_2. (дата обращения: 25.07.2021).
6. Ивашкин В.Т., Шелыгин Ю.А., Баранская Е.К. и др. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации и Ассоциации колопроктологов России по диагностике и лечению синдрома раздраженного кишечника. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2017;27(5):76–93.
7. Farmer A.D., Wood E., Ruffle J.K. An approach to the care of patients with irritable bowel syndrome. CMAJ. 2020;192:E275–282. DOI: 10.1503/cmaj.190716.
8. Ахмедов В.А., Орлов И.Н., Гаус О.В. Современные методы реабилитации пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Терапия. 2017;3(13):49–55.
9. Chang L., Sundaresh S., Elliott J. et al. Dysregulation of the hypothalamic-pituitary-adrenal (HPA) axis in irritable bowel syndrome. Neurogastroenterol Motil. 2009;21:149–159. DOI: 10.1111/j.1365-2982.2008.01171.x.
10. Eriksson E.M., Andren K.I., Eriksson H.T., Kurlberg G.K. Irritable bowel syndrome subtypes differ in body awareness, psychological symptoms and biochemical stress markers. World J Gastroenterol. 2008;14:4889–4896. DOI: 10.3748/wjg.14.4889.
11. Sugaya N., Izawa S., Saito K. et al. Effect of prolonged stress on the adrenal hormones of individuals with irritable bowel syndrome. BioPsychoSocial Medicine. 2015;9:4. DOI: 10.1186/s13030-015-0031-7.
12. Колофорт (Kolofort): инструкция по применению препарата. (Электронный ресурс.) URL: http://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=58b244a0-60a5-4a1e-8e0a-cdc7edf6b06aandt= (дата обращения: 25.07.2021).
13. Хакимова Г.Р., Дугина Ю.Л., Эртузун И.А., Эпштейн О.И. Противовоспалительная, анальгетическая и иммуномодулирующая активность РА анти-ФНО-α-действующего вещества лекарственных препаратов Артрфоон и Колофорт. Патогенез. 2016;14(4):22–29.
14. Авалуева Е.Б., Адашева Т.В., Бабаева А.Р. и др. Эффективность и безопасность применения Колофорта при синдроме раздраженного кишечника: итоги многоцентрового двойного слепого плацебо-контролируемого рандомизированного клинического исследования. Гастроэнтерология. 2014;1:36–43.
15. Маев И.В., Самсонов А.А., Яшина А.В. и др. Клиническая эффективность и безопасность схем лечения синдрома раздраженного кишечника (результаты сравнительного исследования). Consilium Medicum. 2016;18(8):19–26.
16. Ivashkin V.T., Poluektova E.A., Glazunov A.B. et al. Pathogenetic approach to the treatment of functional disorders of the gastrointestinal tract and their intersection: results of the Russian observation retrospective program COMFORT. BMC. Gastroenterology. 2020;20:2. DOI: 10.21203/rs.2.13285/v2.
17. Labus J.S., Mayer E.A., Chang L. et al. The Central Role of Gastrointestinal-Specific Anxiety in Irritable Bowel Syndrome: Further Validation of the Visceral Sensitivity Index. Psychosom Med. 2007;69(1):89–98. DOI: 10.1097/PSY.0b013e31802e2f24.
18. Мнацаканян М.Г., Погромов А.П., Тащян О.В., Колосова К.Ю. «Индекс висцеральной чувствительности» у больных СРК разного возраста. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2020;174(2):65–70.
19. Drossman D.A., Patrick D.L., Whitehead W.E. et al. Further validation of the IBS-QOL: a disease-specific quality-of-life questionnaire. Am J Gastroenterol. 2000;95:999–1007. DOI: 10.1111/j.1572-0241.2000.01941.x.
20. Lee С., Doo E., Choi J.M. et al. The Increased Level of Depression and Anxiety in Irritable Bowel Syndrome Patients Compared with Healthy Controls: Systematic Review and Meta-analysis. J Neurogastroenterol Motil. 2017;23(3):349–362. DOI: 10.5056/jnm16220.
21. Морозова М.А., Рупчев Г.Е., Алексеев А.А. и др. Дисфорический спектр эмоциональных расстройств у больных с синдромом раздраженного кишечника. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2017; 27(1):12–22.
22. Midenfjord I., Borg A., Törnblom H., Simrén M. Cumulative effect of psychological alterations on gastrointestinal symptom severity in irritable bowel syndrome. Am J Gastroenterol. 2021;116(4):769–779. DOI: 10.14309/ajg.0000000000001038.
23. Ливзан М.А., Гаус О.В., Турчанинов Д.В., Попелло Д.В. Синдром абдоминальной боли в молодежной среде: распространенность и факторы риска. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2019;170(10):12–17.
24. Chrousos G.P. Stress, chronic inflammation, and emotional and physical well-being: concurrent effects and chronic sequelae. J Allergy Clin Immunol. 2000;106:S275–291. DOI: 0.1067/mai.2000.110163.
25. Elenkov U., Chrousos G.P. Stress hormones, Th1/Th2 patterns, pro/anti-inflammatory cytokines and susceptibility to disease. Trends Endocrinol Metab. 1999;10:359–368. DOI: 10.1016/S1043-2760(99)00188-5.
26. Barbara G., Wang B., Stanghellini V. et al. Mast cell-dependent excitation of visceral-nociceptive sensory neurons in irritable bowel syndrome. Gastroenterology. 2007;132:26–37. DOI: 10.1016/S1043-2760(99)00188-5. 10.1053/j.gastro.2006.11.039.
27. Buhner S., Li Q., Vignali S. Activation of human enteric neurons by supernatants of colonic biopsy specimens from patients with irritable bowel syndrome. Gastroenterology. 2009;137:1425–1234. DOI: 10.1053/j.gastro.2009.07.005.
28. Fukudo S. Stress and visceral pain: Focusing on irritable bowel syndrome. Pain. 2013;154:S63–70. DOI: 10.1016/j.pain.2013.09.008.
29. Drossman D., Morris C.B., Hu Y. et al. Characterization of health related quality of life (HRQOL) for patients with functional bowel disorder (FBD) and its response to treatment. Am J Gastroenterol. 2007;11:1442–1453. DOI: 10.1111/j.1572-0241.2007.01283.x.
30. Николаев Н.А., Мартынов А.И., Скирденко Ю.П. и др. Управление лечением на основе приверженности. Consilium Мedicum. 2020;22(5):9–18.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.


Предыдущая статья
Следующая статья

Информация на данном сайте предназначена только для специалистов в сфере медицины, фармацевтики и здравоохранения.
Своим согласием Вы подтверждаете что являетесь специалистом в данной области.

Согласен