РМЖ Медицинское обозрение
ISSN 2587-6821 (Print), 2686-9918 (Online)

Возможности применения современных устройств для мониторинга гликемии во время беременности

Импакт фактор - 0,614*

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г. 



РМЖ «Медицинское обозрение» №6 от 29.10.2020 стр. 352-357

DOI: 10.32364/2587-6821-2020-4-6-352-357

Рубрика: Эндокринология

В настоящее время ведение беременных женщин с нарушениями углеводного обмена представляет серьезные трудности для врачей в связи с высоким риском неблагоприятных последствий как для матери, так и для плода, даже при незначительных отклонениях гликемии от целевых значений. Важным инструментом управления сахарным диабетом (СД) наряду с традиционными методами самоконтроля на сегодняшний день выступает непрерывный мониторинг гликемии (НМГ). Для беременных женщин с СД НМГ позволяет получить детальную информацию о характере и тенденциях к изменению уровня глюкозы, колебаниях гликемии, идентифицировать периоды скрытых ночных гипогликемий, постпрандиальных гипергликемий. Анализ получаемых данных НМГ дает возможность более качественно корректировать инсулинотерапию или принимать решение о ее инициации, вносить изменения в план питания и физической активности. Множество исследований подтверждает эффективность применения НМГ в достижении компенсации манифестных форм СД. Данные о приемлемости применения современных технологий мониторинга гликемии в профилактике различных осложнений при гестационном СД все еще остаются противоречивыми. Работы, в которых будет изучаться применение устройств для НМГ при беременности, осложненной гестационным СД, могут послужить основой для расширения использования таких устройств в рутинной практике и, соответственно, для улучшения качества ведения больных с различными формами нарушения углеводного обмена во время беременности.

Ключевые слова: сахарный диабет, гестационный сахарный диабет, непрерывный мониторинг глюкозы, флеш-мониторинг, беременность, макросомия, самоконтроль.




Для цитирования: Ушанова Ф.О., Демидова Т.Ю. Возможности применения современных устройств для мониторинга гликемии во время беременности. РМЖ. Медицинское обозрение. 2020;4(6):352-357. DOI: 10.32364/2587-6821-2020-4-6-352-357.

F.O. Ushanova, T.Yu. Demidova

Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russian Federation


Currently, the management of pregnant women with carbohydrate metabolism disorders is challenging due to the high risk of unfavorable events both for the mother and the child even in insignificant deviations from the target value. In addition to the conventional methods of self-monitoring, continuous glucose monitoring (CGM) is an important tool to control diabetes. CGM in pregnant women provides the detailed information on the type and trends of the changes in blood glucose levels and the fluctuations of glucose levels and also identifies the episodes of latent nocturnal hypoglycemia and postprandial hyperglycemia. The analysis of CGM data allows for correcting insulin therapy, taking a decision on its initiation, and modifying diet and exercise plan. Multiple studies demonstrate the efficacy of CGM in terms of compensating manifest diabetes. As to gestational diabetes, the eligibility of modern glucose monitoring technologies for the prevention of various complications is st ill controversial. Further studies on the potential use of these devices in gestational diabetes could provide a basis for increasing their application in routine clinical practice. This will improve the management of pregnant women with carbohydrate metabolism disorders.

Keywords: diabetes, gestational diabetes, continuous glucose monitoring, flash monitoring, pregnancy, macrosomia, self-monitoring.

For citation: Ushanova F.O., Demidova T.Yu. Potentialities of modern glucose monitoring  devices during pregnancy. Russian Medical Inquiry. 2020;4(6):352–357. DOI: 10.32364/2587-6821-2020-4-6-352-357.



Введение

Ведение женщин с нарушениями углеводного обмена во время беременности все еще остается непростой задачей для врачей, связанной с высокими требованиями к управлению заболеванием. Даже незначительное отклонение от целевых значений во время беременности несет в себе определенные риски. С одной стороны, сахарный диабет (СД) ассоциирован с разнообразной акушерской патологией и нарушениями нормального внутриутробного развития плода, с другой — беременность осложняет течение СД, повышая риск развития и прогрессирования диабетических осложнений, что требует постоянного тщательного мониторинга за состоянием беременной [1].

Согласно данным Международной диабетической ассоциации на сегодняшний день более 463 млн человек в возрасте 20–79 лет, а это около 9,3% взрослых, страдают СД. Кроме того, около 1,1 млн детей и подростков в возрасте до 20 лет больны СД 1 типа. По оценкам экспертов, к 2030 г. в мире будет насчитываться 578 млн взрослых с СД, а к 2045 г. — 700 млн [2]. В Российской Федерации в Государственном регистре больных СД на 1 января 2019 г. зарегистрировано 4,58 млн человек (3,12% населения РФ) [3]. При этом до 30–40% всех заболевших СД, в т. ч. СД 2 типа, составляют люди репродуктивного возраста. Эти данные позволяют утверждать, что все больше женщин репродуктивного возраста страдают нарушениями углеводного обмена, это требует особого внимания к тщательному планированию и ведению беременности с целью снижения риска неблагоприятных исходов для матери и плода.

Беременность может быть осложнена различными видами нарушений углеводного обмена:

прегестационный СД — существовавший у женщины до наступления беременности: СД 1 типа,
СД 2 типа и другие типы СД;

манифестный СД (1 типа, 2 типа или другие типы), выявленный впервые во время беременности;

гестационный СД (ГСД) — нарушение углеводного обмена, развивающееся во время беременности, характеризующееся менее выраженной гипергликемией, не соответствующей критериям манифестного СД.

Гипергликемия во время беременности может привести к различным осложнениям у матери и плода, наиболее значимыми из которых являются самопроизвольное прерывание беременности, преэклампсия, преждевременные роды, рождение крупного плода, родовой травматизм, неонатальная гипогликемия и др. Наиболее эффективным методом минимизирования рисков, связанных с СД, являются оптимизация контроля уровня глюкозы в крови и достижение компенсации СД до наступления и во время беременности [1]. При этом управление гликемией во время беременности может быть серьезной проблемой для врачей и пациенток в связи со специфическими особенностями углеводного обмена, изменением чувствительности к инсулину и лабильностью гликемии. Эффективность лечения напрямую зависит от активного, грамотного самоконтроля, осуществляемого самой больной в домашних условиях, в связи с чем все пациентки с СД и ГСД нуждаются в обучении. Им необходимо овладеть такими навыками, как самоконтроль за уровнем гликемии, кетонурии с ведением подробного дневника, коррекция дозы инсулина в зависимости от уровня гликемии и потребляемой пищи, профилактика и лечение гипогликемических и кетоацидотических состояний, соблюдение принципов рационального питания и выполнение программы физических нагрузок.

Самоконтроль во время беременности

К традиционным параметрам самоконтроля при СД относятся: контроль гликемии с помощью глюкометра, анализ крови и/или мочи на определение уровня кетонов.

Целевыми показателями гликемии для беременных женщин с манифестными формами СД являются [1]:

 глюкоза плазмы натощак / перед едой / на ночь / ночью — <5,3 ммоль/л;

 глюкоза плазмы через 1 ч после еды — <7,8 ммоль/л или через 2 ч после еды — <6,7 ммоль/л; 

НbА1c — <6%.

При ГСД целями гликемического контроля являются следующие показатели:

 глюкоза плазмы натощак / перед едой / на ночь / ночью — <5,1 ммоль/л;

 глюкоза плазмы через 1 ч после еды — <7,0 ммоль/л.

Во время беременности при любом типе СД частота измерений гликемии очень важна. В этот период изменяются углеводные коэффициенты, чувствительность к инсулину, дозы инсулина требуют частой коррекции, в связи с чем пациенткам рекомендуется вести подробный дневник самоконтроля. Частота самоконтроля гликемии во время беременности на фоне инсулинотерапии должна составлять не менее 7–8 раз в сутки, зачастую требуется дополнительный контроль при плохом самочувствии, риске гипогликемии или на этапе титрации дозы инсулина. Кроме того, во время беременности необходимо проводить контроль уровня гликированного гемоглобина (HbA1c) 1 раз в 2–3 мес. При нормальной беременности продолжительность существования эритроцитов уменьшается, соответственно, сокращается время, в течение которого эритроцит подвергается процессу гликирования, что может сопровождаться занижением уровня HbA1c [4]. Данный факт подтверждает важность именно динамического ежедневного контроля гликемии. В то же время такой частый самоконтроль может нарушать привычный образ жизни и, соответственно, снижать приверженность беременных женщин выполнению рекомендаций. Кроме того, нередко можно столкнуться с проблемой косвенных признаков гипергликемии, таких как наличие диабетической фетопатии по данным УЗИ плода, при целевых показателях гликемии по данным дневника самоконтроля, что может свидетельствовать о скрытых эпизодах гипергликемии, не зафиксированных во время измерений.

Значение гликемической вариабельности

В последние годы все больше внимания при обсуждении развития диабетических осложнений уделяется концепции контроля углеводного обмена, основанной на оценке гликемической варибельности (ГВ). Многочисленные исследования позволяют сделать вывод о том, что хаотичные измерения содержания глюкозы с помощью глюкометра в дневное время, а также оценка уровня HbA1с не дают возможности оценить амплитуду колебаний гликемии в течение суток и не отражают такие важные параметры гликемического профиля, как время нахождения в состоянии гипо- или гипергликемии и ГВ. При одном и том же уровне HbA1с разница в диапазоне колебаний гликемии в течение дня является ведущим фактором, влияющим на развитие неблагоприятных последствий. По данным некоторых исследований, выраженная ГВ является даже более значимым фактором риска прогрессирования диабетических осложнений, чем хроническая гипергликемия [5]. При манифестном СД вклад ГВ в развитие осложнений не вызывает сомнений, значимость же данного параметра при ГСД остается не до конца изученной. Исследования, в которых проводилось сравнение ГВ у женщин с ГСД и беременных женщин без нарушений углеводного обмена, показали неоднозначные результаты. В некоторых исследованиях было подтверждено, что колебания уровня глюкозы в крови у беременных с ГСД выше, чем у здоровых беременных [6–8]. Так, R. Mazze et al. выявили значимое повышение вариабельности уровня глюкозы в группе беременных с ГСД по сравнению с беременными с нормальной гликемией [6]. Аналогичные результаты получены в исследовании Su et al. и других работах [7]. Таким образом, ГВ как компонент гликемических нарушений оказывает большее влияние, чем хроническая гипергликемия, на развитие диабетических осложнений [8].

Для оценки ГВ может быть использован комплекс показателей и индексов, рассчитываемых на основании данных непрерывного мониторинга гликемии (НМГ), который обеспечивает более полное представление о гликемических экскурсиях, включая продолжительность и частоту колебаний. Одним из основных параметров оценки вариабельности гликемии является MAGE (Mean Average of Glucose Excursions — средняя амплитуда колебаний глюкозы, превышающих по модулю одно стандартное отклонение (SD)). Известно, что MAGE коррелирует с другими показателями ГВ, прежде всего с различными вариантами расчета показателя SD: суточного, межсуточного, прандиального, ночного, которые стали входить в протоколы рутинного НМГ. McDonnell et al. [9] в качестве нового индекса для оценки вариабельности уровня глюкозы в крови, обеспечивающего более точное измерение внутрисуточной изменчивости глюкозы, предложили индекс длительного повышения гликемии (CONGA, continuous overlapping net glycemic action). Высокое значение CONGA указывает на нестабильный контроль уровня глюкозы в крови, а низкое значение соответствует стабильному контролю. Поскольку большинство индексов зависят в основном от высокого уровня глюкозы в крови, низкие значения уровня гликемии часто выпадают из фокуса внимания, на основании чего в 2006 г. Kovatchev et al. [10] предложили использовать среднесуточный диапазон риска (ADRR, average daily risk range) в качестве нового индикатора для оценки ГВ, который одинаково чувствителен к гипо- и гипергликемии и может быть легко определен с помощью самоконтроля. Значение ADRR — это гликемические данные, преобразованные в соответствующее значение риска возникновения гипер- и гипогликемии. Значение данного показателя является основой для разделения пациентов по категориям риска лабильности гликемии: низкий риск — 0–19, средний — 20–40, высокий — 40 и более. В рекомендациях Американской диабетической ассоциации 2020 г. предлагается новый индикатор — время в целевом диапазоне (TIR, time in range) — который относится к временному или процентному содержанию глюкозы в крови в пределах целевого диапазона в течение 24 ч. Целью TIR-контроля является обеспечение стабильного «гомеостаза глюкозы». Целевой показатель TIR, т. е. время нахождения гликемии в целевом диапазоне, должен быть больше 70%. TIR менее данного значения отражает наличие колебаний уровня глюкозы, требующее вмешательств со стороны врача или пациента [11].

Таким образом, получить более подробную информацию о гликемической кривой, особенно при лабильном течении СД или трудностях в оценке степени компенсации ГСД,  беременным женщинам помогут современные устройства  для НМГ.

Возможности НМГ во время беременности

НМГ помимо простого увеличения количества измерений глюкозы обеспечивает детальную информацию о характере и тенденциях к изменению ее уровня, колебаниях гликемии, позволяет идентифицировать периоды скрытых ночных гипогликемий, постпрандиальных гипер-гликемий. Анализ данных НМГ помогает более качественно корректировать инсулинотерапию или принимать решение о ее инициации, вносить изменения в план питания и физической активности.

Данные о влиянии НМГ на здоровье матери и новорожденных были получены в исследовании CONCEPTT [12]. В его рамках оценивались результаты использования НМГ в группе беременных и группе планирующих беременность. В CONCEPTT были включены 215 беременных с СД 1 типа, находящихся на инсулинотерапии, из различных медицинских центров. 108 участниц измеряли уровень глюкозы крови с помощью устройства для НМГ и глюкометра (использовался для калибровки показателей устройства суточного мониторинга), а 107 — только с помощью глюкометра (контрольная группа). По результатам исследования было выявлено, что беременные с НМГ дольше имели целевые значения глюкозы крови, чем контрольная группа (68% времени в целевом диапазоне у беременных с НМГ против 61% времени в контрольной группе), и менее продолжительно испытывали состояние гипергликемии (27% и 32% времени соответственно). При этом число и общая продолжительность эпизодов гипогликемии были сходными. В группе НМГ было выявлено лучшее достижение целевых значений HbA1c — до 66%, в то время как в контрольной группе этот показатель составил 40%. Обращают на себя внимание результаты, связанные с новорожденными: в среднем в группе НМГ в 2 раза снизились частота рождения детей с большой для гестационного возраста массой тела и ростом, частота реанимационных мероприятий длительностью более 24 ч, а также продолжительность пребывания новорожденного в роддоме. Отмечается, что среди пользователей НМГ чаще регистрировались нежелательные эффекты в виде раздражения кожи, вероятно, из-за приклеиваемого сенсора: 48% против 40% в контрольной группе.

В фундаментальном исследовании последствий гипер-гликемии у беременных женщин с ГСД HAPO (Hyperglycemia and adverse pregnancy outcomes) [13] в 2008 г. была выявлена корреляция между повышением уровня глюкозы в плазме и каждым из 5 вторичных исходов: преждевременными родами, дистоцией плечиков или родовым травматизмом, интенсивной неонатальной помощью, гипербилирубинемией и преэклампсией.  В данном исследовании было выявлено, что параметр MAGE может являться маркером прогнозирования преэклампсии, макросомии, неонатальной гипогликемии и комбинированного неонатального исхода. Еще один параметр оценки гликемической кривой — среднесуточный уровень глюкозы крови (MBG, mean of daily continuous 24 h blood glucose) продемонстрировал ассоциацию с развитием таких неонатальных осложнений, как макросомия, дефицит массы тела плода, частота респираторного дистресс-синдрома плода. Результаты исследования также демонстрируют, что использование устройств для НМГ в дополнение к традиционным методам управления гликемией может снизить риск неблагоприятных последствий для матери и плода при ГСД за счет улучшения ГВ.

Улучшение гликемического контроля и исходов беременности при СД 1 типа и СД 2 типа благодаря использованию НМГ также подтверждено в исследовании Murphy et al. [14]. В нем использование устройств для НМГ было ассоциировано со снижением риска преэклампсии, частоты кесарева сечения, уменьшением массы тела плода и нео-натальных осложнений. В то же время по результатам некоторых исследований [15, 16], сравнивавших эффективность систем НМГ с самоконтролем гликемии с помощью глюкометра у беременных с ГСД, значимых различий выявлено не было. Такие первичные исходы, как частота кесарева сечения, перинатальной смертности или макросомии, а также неонатальной гипогликемии, не продемонстрировали значимых различий в группах применения традиционного самоконтроля и НМГ. Выраженная разница в группах была получена в показателях гестационной прибавки массы тела, значения которой были ниже в группе применения НМГ, и более частом назначении инсулинотерапии в данной группе. Схожие результаты, не продемонстрировавшие значимое положительное влияние НМГ в отношении исходов беременности, получены в исследовании GlucoMOMS [17], включавшем 300 женщин с СД 1 типа и СД 2 типа на сроке до 16 нед. и ГСД на сроке до 30 нед. В данном исследовании проводилась сравнительная оценка исходов беременности, в частности частоты макросомии, у женщин, проводивших контроль с помощью глюкометра 5–7 раз в сутки, и у женщин, которым проводился НМГ в «слепом» режиме, а затем врачом корректировалась терапия. Частота макросомии составила 31,0% в группе НМГ и 28,4% в группе стандартного лечения. Уровни HbA1c были одинаковыми в группах лечения. Таким образом, ретроспективный анализ использования НМГ предоставлял подробную информацию о колебаниях гликемии, но не был ассоциирован со снижением риска макросомии.

Флеш-мониторинг гликемии во время беременности

На сегодняшний день возможности мониторинга гликемии значительно расширены. НМГ может проводиться в «слепом» режиме (профессиональный), в режиме реального времени (постоянный) и путем периодического сканирования (флеш-мониторинг). Устройства для флеш-мониторинга отображают уровень глюкозы в интерстициальной жидкости, аналогично устройствам для НМГ, считывают информацию в течение 14 дней. В отличие от приборов для НМГ, не требуетcя калибровка глюкометром благодаря технологии, позволяющей проводить заводскую калибровку, что исключает необходимость проколов пальцев для измерения уровня глюкозы в крови. При флеш-мониторинге данные об уровне глюкозы могут быть получены только по запросу, не отображаясь в постоянном режиме. Помимо уровня гликемии в настоящий момент времени на экране отображаются тренды в виде стрелки и график гликемии за предыдущие 8 ч [18]. Частое измерение концентрации глюкозы способствует тому, что пациентки реже находятся в состояниях гипо- и гипергликемии и улучшают свой средний уровень глюкозы благодаря коррекции терапии.

В настоящее время данные о влиянии флеш-мониторинга на течение СД и его осложнений в период беременности немногочисленны. Одна из работ была посвящена оценке приемлемости и точности данных, полученных при использовании флеш-мониторинга гликемии, по сравнению с применением глюкометра у беременных с СД. Это проспективное многоцентровое исследование, включавшее 74 беременных с СД 1 типа, СД 2 типа и ГСД, находившихся на инсулинотерапии, диетотерапии или терапии метформином. Датчики для мониторинга гликемии использовались в течение 14 дней, при этом значения глюкозы сравнивались со значениями, полученными с помощью глюкометра (измерения проводились не реже 4 раз в сутки). В результате исследования была продемонстрирована клиническая точность результатов сенсора при сравнении с данными глюкометра — около 88,1%, общая средняя относительная разница составила 11,8%. На результаты не повлияли тип СД, срок беременности, возраст или индекс массы тела. Не было зарегистрировано непредвиденных нежелательных явлений, связанных с применением устройства. Таким образом, в ходе данного исследования было продемонстрировано удовлетворительное соответствие между значениями сенсора и уровнями глюкозы в капиллярной крови, что подтверждает приемлемость флеш-мониторинга гликемии в ведении беременных женщин с нарушениями углеводного обмена. На точность системы не повлияли характеристики пациенток, что указывает на безопасность системы для использования беременными женщинами с СД. При этом удобство использования НМГ у беременных обусловлено отсутствием необходимости прокалывания пальцев (в т. ч. для калибровки, как при использовании НМГ), что способствовало более частому самоконтролю и, соответственно, улучшению показателей гликемии [19]. В другом исследовании [20], посвященном сравнению эффективности флеш-мониторинга и стандартного самоконтроля с помощью глюкометра, подтверждается большая эффективность первого метода. Продемонстрировано положительное влияние данного метода самоконтроля на продолжительность гипогликемии (<3,9 ммоль/л) — время снизилось на 38%, без изменения общей суточной дозы инсулина [20]. Несомненно, необходимы дальнейшие исследования, направленные на оценку эффективности флеш-мониторинга гликемии в отношении улучшения гликемического контроля и исходов беременности для матери и плода.

Недостатки применения НМГ во время беременности

НМГ очень полезен в качестве дополнительного инструмента контроля углеводного обмена во время беременности, но некоторые факторы могут ограничивать использование данных устройств [21–23]. Дискомфорт может быть связан с необходимостью ношения сенсора, что наиболее заметно проявляется с увеличением срока беременности и, соответственно, размеров живота. Устройства для флеш-мониторинга, в которых сенсор устанавливается на заднюю поверхность плеча, лишены этого недостатка. Также к ограничениям использования таких устройств относится необходимость привлечения медработников к анализу полученных данных, недостаточная их осведомленность и необходимость обучения. Кроме того, поводом для отказа от традиционных глюкометров могут быть технические проблемы и неточность данных, получаемых с помощью устройств НМГ, необходимость калибровки (не для всех устройств), хотя с каждым годом производителями обеспечивается все более высокая информативность и чувствительность сенсоров. Следует также помнить, что беременность сопровождается физиологическим изменением состава интерстициальной жидкости, что также может повлиять на точность датчика, хотя данный фактор не получил подтверждения в одном из исследований [24]. Еще одним пунктом, ограничивающим применение НМГ в клинической практике, несомненно, является высокая стоимость данных устройств [25]. В завершение стоит отметить, что возможности, безопасность и точность устройств для НМГ совершенствуются, многие недостатки в новых устройствах нивелируются, что делает использование НМГ в рутинной практике более полезным и доступным.

Удаленный мониторинг гликемии во время беременности

В некоторых странах в последние годы в клинической практике достаточно широко применяется удаленный мониторинг глюкозы с помощью специальных программ. Использование удаленного мониторинга уровня глюкозы дает возможность просмотра данных глюкометра, НМГ или флеш-мониторинга гликемии в виде суточных графиков и других отчетов врачом с помощью специального программного обеспечения (например, CareLink и CareLink Pro для продуктов Medtronic [26–29], Studio, Share и Clarity для продуктов Dexcom [30], Tidepool Blip [31] и Diasend [32]). Программное обеспечение и онлайн-программы могут использоваться как для удаленного контроля в режиме реального времени, так и для ретроспективного мониторинга данных об уровне глюкозы у пациенток с СД [33–35]. В некоторых исследованиях проводилась оценка возможности и эффективности дистанционного мониторинга данных глюкометра, на основании которого проводилась коррекция терапии беременных женщин с ГСД и СД 1 типа [36–39]. На научной сессии Американской диабетической ассоциации в 2016 г. были также представлены данные анализа дистанционного мониторинга показателей НМГ у беременных с СД 1 типа. По результатам наблюдения отмечена тенденция к улучшению контроля уровня глюкозы и снижению риска гипогликемий [40].

На сегодняшний день в нашей стране возможность использования программ для дистанционного мониторинга отсутствует. Проводятся исследования, направленные на оценку эффективности и целесообразности такого способа управления гликемией. Возможно, в недалеком будущем с помощью удаленного мониторинга взаимодействие врача и пациентки на этапах подбора и коррекции терапии, особенно актуальное в период беременности, будет совершенствоваться.

Заключение

На сегодняшний день данные об эффективности и целесообразности применения современных технологий мониторинга гликемии в профилактике различных диабетических осложнений во время беременности противоречивы. Для улучшения понимания того, что внедрение современных устройств НМГ в широкую клиническую практику при беременности необходимо, продолжаются различные исследования, затрагивающие не только манифестные формы нарушений углеводного обмена, но и ГСД. И если в первом случае преимущества НМГ очевидны, то в отношении пограничных изменений, характерных для ГСД, необходимо дальнейшее изучение вопроса приемлемости и обоснованности данных методов контроля гликемии. Накопленная информация о возможностях НМГ может стать основой для расширения применения таких устройств в рутинной практике и улучшения качества ведения больных с различными формами нарушения углеводного обмена во время беременности.


Сведения об авторах:

Ушанова Фатима Омариевна — ассистент кафедры эндокринологии лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России; 117997, Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д. 1; ORCID iD 0000-0001-5512-6899.

Демидова Татьяна Юльевна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой эндокринологии лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России; 117997, Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д. 1; ORCID iD 0000-0001-6385-540X.

Контактная информация: Ушанова Фатима Омариевна, e-mail: fati_2526@mail.ru. Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах. Конфликт интересов отсутствует. Статья поступила 23.08.2020, поступила после рецензирования 03.09.2020, принята в печать 16.09.2020.

About the authors:

Fatima O. Ushanova — assistant of the Department of Endocrinology of the Medical Faculty, Pirogov Russian National Research Medical University, 1, Ostrovityanov str., Moscow, 117437, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-5512-6899.

Tat’yana Yu. Demidova — Doct. of Sci. (Med.), Professor, Head of the Department of Endocrinology of Medical Faculty, Pirogov Russian National Research Medical University, 1, Ostrovityanov str., Moscow, 117437, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-6385-540X.


Contact information: Fatima O. Ushanova, e-mail: fati_2526@mail.ru. Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any material or method mentioned. There is no conflict of interests. Received 23.08.2020, revised 03.09.2020, accepted 16.09.2020.


Литература
1. Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом. Под ред. И.И. Дедова, М.В. Шестаковой, А.Ю. Майорова (9-й выпуск). Сахарный диабет. 2019;22(S1). [Algorithms for specialized medical care for patients with diabetes mellitus. Ed. I.I. Dedova, M.V. Shestakova, A.Yu. Mayorov (9th edition). Diabetes. Sakharnyy diabet. 2019;22(S1) (in Russ.)]. DOI: 10.14341/DM221S1.
2. IDF Diabetes Atlas. 9th edition. (Electronic resource). URL: https://www.idf.org/e-library/welcome/copyright-permission.html. Access date: 14.08.2020.
3. Шестакова М.В., Викулова О.К., Железнякова А.В. и др. Эпидемиология сахарного диабета в Российской Федерации: что изменилось за последнее десятилетие? Терапевтический архив. 2019;91(10):4–13. [Shestakova M.V., Vikulova O.K., Zheleznyakova A.V. et al. Diabetes epidemiology in Russia: what has changed over the decade? Terapevticheskii arkhiv. 2019;91(10):4–13 (in Russ.)]. DOI: 10.26442/00403660.2019.10.000364.
4. Nielsen L.R., Ekbom P., Damm P. et al. HbA1c levels are significantly lower in early and late pregnancy. Diabetes Care. 2004;27:1200–1201. DOI: 10.2337/diacare.27.5.1200.
5. Picconi F., Di Flaviani A., Malandrucco I. et al. Impact of glycemic variability on cardiovascular outcomes beyond glycated hemoglobin. Evidence and clinical perspectives. Nutr Metab Cardiovasc Dis. 2012;22(9):691–696. DOI: 10.1016/j.numecd.2012.03.006.
6. Mazze R., Yogev Y., Langer O. Measuring glucose exposure and variability using continuous glucose monitoring in normal and abnormal glucose metabolism in pregnancy. J Matern Fetal Neonatal Med. 2012;25(7):1171–1175. DOI: 10.3109/14767058.2012.670413.
7. Su J.B., Wang X.Q., Chen J.F. et al. Glycemic variability in gestational diabetes mellitus and its association with β cell function. Endocrine. 2013;43(2):370–375. DOI: 10.1007/s12020-012-9753-5.
8. Ceriello A., Esposito K., Piconi L. et al. Oscillating glucose is more deleterious to endothelial function and oxidative stress than mean glucose in normal and type 2 diabetic patients. Diabetes. 2008;57(5):1349–1354. DOI: 10.2337/db08-0063.
9. McDonnell C.M., Donath S.M., Vidmar S.I. et al. A novel approach to continuous glucose analysis utilizing glycemic variation. Diabetes Technol Ther. 2005;7(2):253–263. DOI: 10.1089/dia.2005.7.253.
10. Kovatchev B.P., Otto E., Cox D. et al. Evaluation of a new measure of blood glucose variability in diabetes. Diabetes Care. 2006;29(11):2433–2438. DOI: 10.2337/dc06-1085.
11. American Diabetes Association. Classification and diagnosis of diabetes: standards of medical care in diabetes–2020. Diabetes Care. 2020;43(Suppl1): S14–S31. DOI: 10.2337/dc20-S002.
12. Feig D.S., Donovan L.E., Corcoy R. et al. CONCEPTT Collaborative Group. Continuous glucose monitoring in pregnant women with type 1 diabetes (CONCEPTT): a multicentre international randomised controlled trial. Lancet. 2017;390:2347–2359. DOI: 10.1016/S0140-6736 (17) 32400-5.
13. HAPO Study Cooperative Research Group. Hyperglycemia and adverse pregnancy outcomes. N Engl J Med. 2008;358:1991–2002. DOI: 10.1056/NEJMoa0707943.
14. Murphy H.R., Rayman G., Lewis K. et al. Effectiveness of continuous glucose monitoring in pregnant women with diabetes: randomised clinical trial. BMJ. 2008;337: a1680. DOI: 10.1136/bmj.a1680.
15. Wei Q., Sun Z., Yang Y. et al. Effect of a CGMS and SMBG on maternal and neonatal outcomes in gestational diabetes mellitus: a randomized controlled trial. Sci. Rep. 2016;6:19920. DOI: 10.1038/srep19920.
16. Kestila K.K., Ekblad U.U., Ronnemaa T. Continuous glucose monitoring versus self-monitoring of blood glucose in the treatment of gestational diabetes mellitus. Diabetes Res Clin Pract. 2007;77(2):174–179. DOI: 10.1016/j.diabres.2006.12.012.
17. Voormolen D.N., De Vries J.H., Sanson R.M.E. et al. Continuous glucose monitoring during diabetic pregnancy (GlucoMOMS): A multicentre randomized controlled trial. Diabetes Obes Metab. 2018;20(8):1894–1902. DOI: 10.1111/dom.13310.
18. Gil-Ibáñez M.T., Aispuru G.R. Cost-effectiveness analysis of glycaemic control of a glucose monitoring system (FreeStyle Libre®) for patients with type 1 diabetes in primary health care of Burgos Enferm Clin. 2020;30(2):82–88. DOI: 10.1016/j.enfcli.2019.07.011.
19. Scott Е.М., Bilous R.W., Kautzky-Willer А. Accuracy, User Acceptability, and Safety Evaluation for the FreeStyle Libre Flash Glucose Monitoring System When Used by Pregnant Women with Diabetes. Diabetes Technol Ther. 2018;20(3):180–188. DOI: 10.1089/dia.2017.0386.
20. Leelarathna L., Wilmot E.G. Flash forward: a review of flash glucose monitoring. Diabetic Med. 2018;35(4):472–482. DOI: 10.1111/dme.13584.
21. Rodbard D. Continuous glucose monitoring: a review of successes, challenges, and opportunities. Diabetes Technol Ther. 2016;18(Suppl 2): S23–S213. DOI: 10.1089/dia.2015.0417.
22. Basu A., Veettil S., Dyer R. et al. Direct evidence of acetaminophen interference with subcutaneous glucose sensing in humans: a pilot study. Diabetes Technol Ther. 2016;18(Suppl 2):S243–S247. DOI: 10.1089/dia.2015.0410.
23. Anhalt H. Limitations of continuous glucose monitor usage. Diabetes Technol Ther. 2016;18:115–117. DOI: 10.1089/dia.2016.0011.
24. Murphy H.R., Elleri D., Allen J.M. et al. Closed-loop insulin delivery during pregnancy complicated by type 1 diabetes. Diabetes Care. 2011;34:406–411. DOI: 10.2337/dc10-1796.
25. Alfadhli E., Osman E., Basri T. Use of real time continuous glucose monitoring as an educational tool for patients with gestational diabetes. Diabetol Metab Syndr. 2016;8:48. DOI: 10.1186/s13098-016-0161-5.
26. Welsh J.B., Myers S.J., Uhrinak A.N. et al. User acceptability and perceived benefits of new reports in CareLink Pro 3.0 Therapy Management Software for Diabetes. J Diabetes Sci Technol. 2012;6:481–482. DOI: 10.1177/193229681200600240.
27. Quiros C., Patrascioiu I., Gimenez M. et al. Assessment of use of specific features of subcutaneous insulin infusion systems and their relationship to metabolic control in patients with type 1 diabetes. Endocrinol Nutr. 2014;61:318–322. DOI: 10.1016/j.endoen.2014.06.003.
28. Shalitin S., Ben-Ari T., Yackobovitch-Gavan M. et al. Using the Internet-based upload blood glucose monitoring and therapy management system in patients with type 1 diabetes. Acta Diabetol. 2014;51:247–256. DOI: 10.1007/s00592-013-0510-x.
29. Battelino T., Liabat S., Veeze H.J. et al. Routine use of continuous glucose monitoring in 10 501 people with diabetes mellitus. Diabet Med. 2015;32:1568–1574. DOI: 10.1111/dme.12825.
30. Hoskins M. Finding CLARITY in Diabetes Data Analysis. (Electronic resource). URL: www.healthline.com/diabetesmine/finding-clarity-diabetes-data-displaysthanks-dexcom#1. Access date: 03.08.2020.
31. Neinstein A., Wong J., Look H. et al. A case study in open source innovation: developing the Tidepool Platform for interoperability in type 1 diabetes management. J Am Med Inform Assoc. 2016;23:324–332. DOI: 10.1093/jamia/ocv104.
32. Diasend Personal. (Electronic resource). URL: https://www.diasend.com/us/patient. Access date: 03.08.2020.
33. De Salvo D.J., Keith-Hynes P., Peyser T. et al. Remote glucose monitoring in cAMP setting reduces the risk of prolonged nocturnal hypoglycemia. Diabetes Technol Ther. 2014;16:1–7. DOI: 10.1089/dia.2013.0139.
34. Ng S.M. Improving patient outcomes with technology and social media in paediatric diabetes. BMJ Qual Improv Rep. 2015;4(1):u209396.w3846. DOI: 10.1136/bmjquality.u209396.w3846.
35. Barnard K., James J., Kerr D. et al. Impact of chronic sleep disturbance for people living with t1 diabetes. J Diabetes Sci Technol. 2016;10:762–767. DOI: 10.1177/1932296815619181.
36. Homko C.J., Santamore W.P., Whiteman V. et al. Use of an internet-based telemedicine system to manage underserved women with gestational diabetes mellitus. Diabetes Technol Ther. 2007;9:297–306. DOI: 10.1089/dia.2006.0034.
37. Hirst J.E., Mackillop L., Loerup L. et al. Acceptability and user satisfaction of a smartphone-based, interactive blood glucose management system in women with gestational diabetes mellitus. J Diabetes Sci Technol. 2015;9:111–115. DOI: 10.1177/1932296814556506.
38. Perez-Ferre N., Galindo M., Fernandez M.D. et al. The outcomes of gestational diabetes mellitus after a telecare approach are not inferior to traditional outpatient clinic visits. Int J Endocrinol. 2010;2010:386941. DOI: 10.1155/2010/386941.
39. Wojcicki J.M., Ladyzynski P., Krzymien J. et al. What we can really expect from telemedicine in intensive diabetes treatment: results from 3-year study on type 1 pregnant diabetic women. Diabetes Technol Ther. 2001;3:581–589. DOI: 10.1089/15209150152811207.
40. Polsky S., Voelmle M., Joshee P. et al. Improved Glucose Control in Pregnant Women with Type 1 Diabetes Using Continuous Glucose Monitoring (CGM) Share System. Paper presented at: American Diabetes Association 76th Scientific Sessions; June 12, 2016; New Orleans, LA.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.


Предыдущая статья
Следующая статья

Информация на данном сайте предназначена только для специалистов в сфере медицины, фармацевтики и здравоохранения.
Своим согласием Вы подтверждаете что являетесь специалистом в данной области.

Согласен